Human Rights Ice Права человекА {?}

LiIce :: Права человека. Получить код кнопки для установки на свой сайт.

HTML-код кнопки:

Страницы: Следующая

Wed, 23 Jun 2010 03:35:49 -0500

Права иммигрантов в Европе

Беженцы Европе не нужны

Система предоставления развитыми странами политического убежища начала естественно разрушаться одновременно с социалистической системой. Во-первых, беженцев стало во много раз больше: их перемещение перестали сдерживать жесткие правила выезда в соцстранах. Во-вторых, для Запада их прием перестал быть способом борьбы с соцлагерем и превратился в чисто гуманитарное мероприятие, которое стоит денег, а их, как известно, всегда не хватает. В-третьих, тот факт, что иммиграция обычно является источником дешевой рабочей силы, превратился из-за роста безработицы из плюса в минус.
Для изменения иммиграционного законодательства нужно было подыскать пристойные поводы. И они нашлись.
Первым из них стали Шенгенские соглашения. Свобода перемещения в пределах Европы (фактически так и не достигнутая) оправдывает ужесточение контроля на внешних границах. Тогда и появился термин "безопасные страны", т. е. страны, в которых права человека не нарушаются. Беженцев оттуда европейцы решили не принимать. Какие именно страны считать безопасными, каждое европейское государство определяет самостоятельно.
Положение конвенции по правам человека, гласящее, что каждая просьба об убежище должна рассматриваться индивидуально и никакой общий подход здесь неуместен, было забыто. На первый взгляд, все выглядит вполне логично: если иммигрант попал, например, в Германию через другую соблюдающую права человека страну, он мог бы в ней и остаться. Но ведь совершенно очевидно, что, допустим, у Польши или Словакии просто нет денег на прием беженцев. (В Польше, впрочем, существует довольно смешная иммиграционная служба, насчитывающая три десятка сотрудников и давшая убежище уже целой сотне иммигрантов). Германия сумела договориться с Польшей: материальная помощь в обмен на право не впускать иммигрантов с польской территории. Но этих денег совершенно недостаточно: все-таки только хорошо развитая и благополучная страна может кому-то помогать.
Еще одним поводом для ужесточения отношения к беженцам стал правый экстремизм. Именно на него ссылается Германия, когда-то самая гостеприимная по отношению к политиммигрантам страна, окончательно узаконивая сейчас ускоренную процедуру высылки несостоявшихся беженцев. Довольно-таки странная логика: получается, что если некоторые молодые люди иммигрантов не любят, значит, надо ограничить их въезд. Государство, в общем, идет на поводу у сравнительно небольшой группы населения. А что, если в следующий раз молодежи не понравятся, например, евреи?

Пределы необходимой самообороны

Германию, конечно, упрекать трудно: она много больше других страдает от огромного потока беженцев. В 1993 году убежища просили 440 тыс. человек. После предварительного введения ограничений, которые сейчас окончательно утвердил суд, поток сократился до 120 тыс.
Но на самом деле самым важным изменением в политике Германии и других европейских стран по отношению к иммигрантам является не список безопасных стран, а правила обращения с беженцами. Раньше Германия предоставляла убежище всего 3-4% подавших заявления, зато все кандидаты, пока решался их вопрос, на годы получали жилье и пособие. На их содержание тратились огромные средства. Теперь немцы добились существенной экономии. Новые правила обращения с беженцами, утвержденные на прошлой неделе немецким конституционным судом, устанавливают следующий порядок. Прилетевшие в Германию для получения политического убежища (теперь можно только прилететь, раз все соседи Германии - безопасные страны) должны сразу же подать прошение, а пока оно рассматривается, их держат под временным арестом в аэропорту. Получается, что всех не немцев сразу считают потенциальными нарушителями.
Опять же не будем все валить на Германию, хоть она и самая большая и богатая. Ведь ей досталось больше других. ЕС долго обсуждал проблему югославских беженцев, но так и не ввел систему квот, согласно которой каждой стране поручалось бы принять соответствующую ее размерам и богатству долю иммигрантов. Получилось в результате, что 79% всех покинувших страну югославов приняла Германия. Не вечно же немцам расплачиваться за грехи фашизма.
Нормы ЕС предоставляют его участниками большую свободу в способах самообороны от иммигрантов. Английское законодательство, например, в некоторых случаях проявляет еще большую безжалостность, чем немецкое. В феврале этого года некая заирянка (ее имя не разглашается) приехала в Англию, после того как ее мужа расстреляли за демократическую деятельность, а ее саму многократно изнасиловали в тюрьме. С вокзала она отправилась в иммиграционную службу - и крупно просчиталась. По английским законам, просить об убежище надо было прямо в поезде, и теперь она лишена материальной помощи на время рассмотрения ее заявления (разумеется, работать ей тоже никто не позволит).

Бей своих, чтоб чужие боялись

Очень существенно, что дискриминации заодно с беженцами подвергаются и другие люди. Турки сейчас продолжают во множестве приезжать в Германию, а экстремистам, почувствовавшим поддержку правительства, теперь лень разбираться, кто это - вновь прибывшие или "немецкие" турки. И они терроризируют людей, которые приехали в страну давным-давно, еще в то время, когда немцы не боялись дешевой рабочей силы. Многие их этих турок не немецкие граждане просто потому, что двойное гражданство в Германии невозможно, а с турецким они не хотят расставаться (это связано с проблемами получения наследства на территории Турции).
Ограничение потока легальных беженцев имеет смысл только тогда, когда одновременно борются с нелегальными. И это так же логично, как и все остальное - но нарушить права человека тут еще проще. Вот пример. Франция поставила себе целью депортировать ежегодно по 20 тыс. африканцев-нелегалов. Она в своем праве. Но одновременно почему-то высылают из страны, например, студентов-иностранцев, уличенных в том, что они работают не на полставки, как им разрешено, а на полную. Раньше на это не обращали внимания - не стремление ли французских властей выполнить 20-тысячный план решило их судьбу? Кстати, европейские правительства увлеклись сейчас еще одной идеей: надо разобраться с фиктивными браками, заключаемыми ради въезда в страну. Собираются требовать доказательств, что два года, необходимые для получения гражданства, вступившие в брак прожили вместе. Неизвестно, насколько вообще обязательно для супругов совместное проживание, но во всяком случае убедиться в нем можно только с помощью неожиданных полицейских рейдов.

Лентяи и космополиты

Понятно, что принимающая сторона винит во всем самих иммигрантов - они-де в большинстве своем бессовестные лентяи, обманщики и космополиты. Всем понятно, что многие беженцы до последнего времени просили убежища в Германии, просто чтобы пожить несколько лет в относительном достатке. Постоянно приводятся цифры, что среди принятых в Европе беженцев-югославов около трети на самом деле не жили в районе военных действий, а некоторые даже и не югославы вовсе. Все это так. И возразить можно только одно. Любое распределение бесплатных благ привлекает множество желающих поживиться (известно же, что нищие в переходах далеко не самые бедные люди). Но это не повод, чтобы сворачивать такую деятельность. А пока получилось, что никакие выплаты социальных пособий, никакие гуманитарные миссии ООН, никакая помощь слаборазвитым странам не осуществляются с такой суровостью и даже враждебностью, как предоставление политического убежища.
(source: kommersant.ru)

Thu, 10 Dec 2009 05:12:00 -0600

Права человека в странах мира за 2008 год

Только что закончившийся год характеризовался тремя тенденциями: растущей во всем мире потребностью в большей личной и политической свободе, попытками властей подавить эту свободу и дальнейшим подтверждением того, что права человека лучше всего расцветают в условиях демократии с участием всего населения при сильном гражданским обществе.
В докладах, представляемых по поручению Конгресса, описывается, каких результатов добились в 2008 году правительства по всему земному шару в выполнении своих международных обязательств по правам человека. Мы надеемся, что доклады помогут привлечь внимание к нарушениям прав человека и принять меры по прекращению таких нарушений. В то же время мы надеемся, что с трудом завоеванные успехи в деле борьбы за свободу людей, нашедшие отражение в этих докладах, воодушевят тех, кто еще только добивается своих прав, зачастую сталкиваясь с огромными трудностями.
Эти доклады создадут основу для выработки политики правительства США и послужат справочным материалом для других правительств, межправительственных учреждений и неправительственных организаций (НПО), правозащитников и журналистов. Внешняя политика США опирается не только на эффективную оборону, но и на твердую дипломатию и энергичную поддержку политического и экономического развития. Решительная политика в области прав человека подтверждает американские ценности и продвигает наши национальные интересы. В своем инаугурационном обращении президент Обама заявил: "Америка - друг всех народов, всех мужчин, женщин и детей, стремящихся к мирному и достойному будущему", но "тем, кто держится за власть с помощью коррупции, лжи и обмана, за счет подавления несогласных, мы говорим: чтобы не остаться за бортом истории, разожмите кулак, и мы протянем вам руку".
С дней основания нашей страны мы стремимся исправлять несправедливость и в полной мере содействовать соблюдению основополагающих свобод для всех наших граждан. Эти усилия стимулируются и поддерживаются подотчетной, демократической системой власти, верховенством закона, сильными свободными СМИ, а самое главное - общественной активностью наших граждан.
Публикуя эти доклады, Государственный департамент в полной мере осознает, какое пристальное внимание уделяется в стране и за рубежом положению дел в Соединенных Штатах. Как недавно ясно дал понять президент Обама, "мы отвергаем ложный выбор между нашей безопасностью и верностью идеалам". Мы не считаем мнения о достигнутых нами результатах, высказываемые другими членами международного сообщества, - будь то другие правительства или неправительственные структуры, - вмешательством в наши внутренние дела. И другим правительствам тоже не следует так относиться к высказываниям о своем послужном списке. Мы и все прочие суверенные государства взяли на себя международные обязательства соблюдать всеобщие права человека и свободы наших граждан, и обязанность других стран - высказываться, когда, по их мнению, эти обязательства не выполняются.
Правительство США будет и впредь выслушивать замечания о нашей собственной практике и откровенно на них отвечать. Мы будем и впредь представлять доклады международным органам в соответствии с нашими обязательствами по различным договорам о правах человека, в которых мы участвуем. В последние годы законы, политика и практика Соединенных Штатов претерпели существенные изменения, и этот процесс будет продолжаться. Например, 22 января 2009 года президент Обама подписал три распоряжения о закрытии объектов для содержания заключенных в Гуантанамо и о пересмотре политики правительства США по вопросам содержания под стражей и ведения допросов.
Содержащуюся в докладах информацию мы получили от правительств и международных организаций, от национальных и международных неправительственных групп, а также от ученых, юристов, религиозных групп и средств массовой информации. Доклады прошли длительный процесс проверки фактов для обеспечения высоких стандартов точности и объективности. Доклад по каждой стране говорит за себя. Однако можно выделить и ряд общих, сквозных наблюдений.
Первое. В 2008 году во многих странах земного шара продолжалось активное противодействие требованиям большей личной и политической свободы. Тревожное число стран вводило обременительные, ограничительные или репрессивные законы против НПО и СМИ, включая интернет. Многие мужественные правозащитники, которые мирно добивались собственных прав и прав своих соотечественников, подвергались преследованиям, угрозам, арестам и тюремному заключению, убийствам или насильственным внесудебным санкциям.
Второе. Нарушения прав человека остаются симптомом более глубоких сбоев в политических системах. Наиболее серьезные нарушения прав человека имели место, как правило, в странах, где неподотчетные правители обладают бесконтрольной властью или где правительство терпит неудачу либо крах, зачастую усугубляемые или вызываемые внутренними или внешними конфликтами.
Третье. Вероятность соблюдения прав человека гораздо выше в здоровых политических системах. Для стран, в которых лучше всего защищаются и соблюдаются права человека, были характерны следующие электоральные, институциональные и общественные элементы:
- Свободные и честные избирательные процессы, предусматривающие не только чистое голосование и честный подсчет бюллетеней в день выборов, но и подлинную состязательность и полное соблюдения свободы слова, мирных собраний и объединений в предвыборный период;
- Представительные, подотчетные, прозрачные демократические институты власти, включая независимые суды, действующие в рамках законности, с тем чтобы руководители, победившие на выборах демократическим путем, осуществляли государственное управление также демократическими методами и откликались на волю и потребности народа;
- Сильное гражданское общество, включая независимые НПО и свободные СМИ.
Надо сказать, что даже в странах, где присутствуют все эти элементы, порой происходили нарушения прав человека. Демократические выборы могут омрачаться нарушениями. Возможны злоупотребления властью и судебные ошибки. Государства со слабыми институтами демократического управления, переживающие трудности в экономике, могут оказаться не в состоянии удовлетворить потребности и ожидания своего народа, стремящегося к лучшей жизни. Доверие общественности может подрываться коррупцией. В ряде стран отдельные группы населения, долгое время находящиеся на обочине общественной жизни, все еще не имеют возможности полноправно участвовать в жизни государства. Незащищенность, вызываемая внутренними и/или международными конфликтами, может препятствовать соблюдению прав человека и тормозить прогресс в этой области. Однако при наличии вышеупомянутых электоральных, институциональных и общественных элементов значительно улучшаются перспективы решения проблем, внесения корректив и проведения улучшений.
В совокупности эти три тенденции подтверждают сохраняющуюся потребность в том, чтобы американская дипломатия энергично принимала меры и выступала против нарушений прав человека, при одновременном тщательном анализе внутреннего положения в нашей собственной стране. Эти тенденции также подтверждают необходимость сочетать дипломатию с созидательными стратегиями, способствующими становлению здоровых политических систем и поддержке гражданского общества.
Ниже читатели найдут обзоры, в которых отслеживаются ключевые тенденции по каждому географическому региону. За каждым региональным обзором следует краткая характеристика некоторых стран (в алфавитном порядке), отобранных в связи с произошедшими в 2008 календарном году примечательными переменами - позитивными, негативными или неоднозначными. Более подробную и полную информацию можно найти в докладах по каждой отдельной стране.

Региональные обзоры

Африка

Несколько африканских стран служили стабилизирующими силами на континенте и убедительными примерами мира и стабильности, которые наступают, когда соблюдается верховенство закона. Тем не менее, в течение года права человека и демократическое развитие в регионе по-прежнему сталкивались с большими трудностями, особенно в ряде стран, охваченных конфликтами, и в тех странах, где правовая культура еще только формировалась или вообще отсутствовала.
Во многих странах гражданское население продолжало страдать от злоупотреблений со стороны государственных сил безопасности, действующих безнаказанно. В других странах серьезной проблемой оставалось систематическое применение пыток силами безопасности в отношении задержанных и заключенных, а условия в местах заключения и тюрьмах часто были невыносимыми и опасными для жизни. Многие заключенные подвергались длительному досудебному содержанию под стражей, месяцами или годами дожидаясь суда.
Для стран, втянутых в конфликты, ключевое значение для улучшения положения с правами человека по-прежнему имело прекращение насилия. Противоборствующие стороны не выполняли политических договоренностей, призванных обеспечить мир и стабильность. В Демократической Республике Конго, Сомали и Судане продолжались или вновь вспыхивали силовые конфликты, приводившие к массовым убийствам, изнасилованиям и перемещению гражданского населения. Суданское правительство продолжало сотрудничать с боевиками ополчения "Джанджавид", которые взрывали и уничтожали деревни, убивали или выселяли еще сотни тысяч мирных граждан.
Для многих африканских стран оставалось характерным авторитарное правление, например: в Зимбабве режим Мугабе развязал кампанию террора, приведшую к тому, что сотни членов и сторонников оппозиционных партий были убиты, исчезли или подверглись пыткам после состоявшихся 29 марта выборов, которые не были ни свободными, ни честными. Правительственные репрессии, ограничения и неэффективное управление вызвали перемещение десятков тысяч людей, усилили продовольственную незащищенность и породили эпидемию холеры, от которой к концу года умерло 1500 человек. В Кот-д`Ивуаре были вновь отложены ранее перенесенные на более поздний срок президентские выборы. В Мавритании в результате государственного переворота было свергнуто демократически избранное правительство. После смерти Лансаны Конте, долгое время занимавшего пост президента Гвинеи, военная хунта путем государственного переворота захватила власть и приостановила действие конституции.
Однако в течение года были и светлые моменты. Ангола провела свои первые с 1992 года выборы. Мирные, организованные и демократические выборы прошли также в Гане и Замбии. В Нигерии возобладали надлежащая правовая процедура и верховенство закона, так как оппозиционные кандидаты, баллотировавшиеся на президентских выборах в 2007 году, подчинились постановлению Верховного суда Нигерии, подтвердившего избрание на пост президента Умару Мусы Яр-Адуа. Международный трибунал ООН по Руанде приговорил бывшего полковника руандийской армии к пожизненному тюремному заключению за организацию действий боевиков, уничтоживших 800 000 представителей тутси и умеренных хуту в ходе геноцида 1994 года в Руанде.

Развитие ситуации в отдельных странах

В течение года еще более ухудшилось положение с правами человека в Демократической Республике Конго (ДРК), что сильно подорвало прогресс, достигнутый в стране после выборов 2006 года. Несмотря на подписание в январе Гомского мирного соглашения и присутствие миротворцев ООН, весь год в Северном и Южном Киву продолжались боевые действия. Силы безопасности и все вооруженные группы продолжали действовать безнаказанно, часто совершая серьезные преступления, в том числе произвольные убийства, исчезновения, произвольные аресты и содержание под стражей, пытки, изнасилования, мародерство и использование детей в боевых действиях. Этот конфликт продолжал разжигать тяжелейший гуманитарный кризис в Африке, в результате которого ежемесячно умирало на менее 45 000 конголезцев, появилось в общей сложности более миллиона внутренне перемещенных лиц, а вооруженные группы совершили десятки нападений на гуманитарных работников. Повсеместно продолжалось сексуальное насилие, в частности, в июне было зарегистрировано более 2200 случаев изнасилования только в Северном Киву. По всей стране силы безопасности преследовали, избивали, запугивали и арестовывали местных правозащитников и журналистов, что привело к заметному ухудшению положения со свободой печати.
Еще более ухудшилось положение с правами человека в Эритрее, где правительство продолжало совершать серьезные правонарушения, в том числе безнаказанно осуществляемые силами безопасности незаконные убийства. Правящий Народный фронт за демократию и справедливость (НФДС) является единственной легальной политической партией, и с тех пор, как в 1993 году Эритрея обрела независимость, в стране ни разу не проводились выборы. Утвержденная в 1997 году конституция до сих пор не выполняется. Независимая пресса остается под запретом, и большинство независимых журналистов находились в тюрьмах или бежали из страны. В 2008 году власти усилили облавы на призывников. Согласно достоверным сообщениям, те, кто уклонялся от военной службы, подвергались пыткам в местах заключения, а силы безопасности расстреливали людей, пытавшихся перебраться через границу в Эфиопию. Свободы вероисповедания, и без того жестко ограниченной, стало еще меньше. В конце года в тюрьмах содержалось свыше 3200 христиан из незарегистрированных групп, а также более 35 руководителей и пасторов пятидесятнических церквей, причем некоторые из них содержатся под стражей более трех лет без предъявления обвинений и без надлежащей правовой процедуры. В течение года по меньшей мере три человека, лишенных свободы по религиозным мотивам, умерли в тюрьмах от пыток и из-за отсутствия медицинской помощи.
Насилие, вспыхнувшее после состоявшихся в декабре 2007 года в Кении местных, парламентских и президентских выборов, прекратилось в феврале, когда международное посредничество привело к договоренности о формировании коалиционного правительства, согласно которой президент Мваи Кибаки сохранил свою должность, а оппозиционный кандидат Раила Одинга был назначен на вновь созданный пост премьер-министра. Политическое урегулирование создало основу для реформ, направленную на расследование и устранение первопричин насилия, в результате которого погибло приблизительно 1500 человек, а более 500 000 стали вынужденными переселенцами. Реформы продвигались медленно, а попытки преодолеть экономические и социальные последствия насилия не были доведены до конца. Кроме того, направление сил безопасности в район Маунт-Элгон для подавления ополченцев, применявших насилие, привело к нарушениям прав человека со стороны сил безопасности.
В Мавритании положение с правами человека ухудшилось в связи с ограничением прав граждан на смену правительства, произвольными арестами и политическим заточением президента и премьер-министра после государственного переворота 6 августа. Президент был освобожден из-под стражи в декабре, однако в конце года у власти оставалась военная хунта, известная под названием "Высший государственный совет" (ВГС), а должность главы государства занимал генерал Мохамед Азиз. Представители международного сообщества, в том числе Африканский союз, решительно осудили переворот. До переворота 6 августа тогдашнее демократически избранное правительство поддерживало реализацию нового закона против рабства в масштабах всей страны и активизировало публичное обсуждение вопросов, на которые прежде было наложено табу, таких, как этнический раскол и социальная несправедливость. Правительство также поддерживало усилия по национальному примирению в отношении выселения афромавританцев из страны в 1989-1991 годах, начав программу репатриации по согласованию с Управлением Верховного комиссара ООН по делам беженцев (UNHCR).
В Нигерии суды продолжали рассматривать результаты выборов президента, губернаторов и законодателей, проведенных в 2007 году с серьезными нарушениями. 12 декабря Верховный суд отклонил апелляции двух основных оппозиционных кандидатов в президенты, подтвердив избрание президента Яр-Адуа. Оба оппозиционных лидера подчинились постановлению суда. В течение года избирательные трибуналы аннулировали результаты выборов девяти сенаторов и 11 губернаторов. Продолжалось насилие в нефтедобывающем регионе дельты реки Нигер, где в течение года произошло приблизительно 100 инцидентов, в результате которых было похищено свыше 400 человек (нигерийских граждан и иностранцев). В ноябре в Джосе вспыхнуло насилие на этнической и религиозной почве, которое привело к гибели нескольких сот человек и перемещению десятков тысяч. Богатую ресурсами страну продолжала разорять коррупция, а попытки Комиссии по экономическим и финансовым преступлениям бороться с ней пошли на спад, и судебное преследование должностных лиц федеральных ведомств, штатов и местных органов, обвиняемых в коррупции, продвинулось мало.
В Сомали боевые действия между силами Переходного федерального правительства (ПФП)/Эфиопской национальной обороны и их военизированными отрядами, ополченцами Совета исламских судов, антиправительственными и экстремистскими группами, террористическими организациями и клановыми ополчениями привели к повсеместным нарушениям прав человека, включая убийство более 1000 мирных граждан, перемещение сотен тысяч людей, похищения и исчезновения, нападения на журналистов, гуманитарных работников, лидеров гражданского общества и правозащитников. Политический процесс по установлению мира и стабильности в стране продолжался благодаря тому, что ПФП и Альянс за новое освобождение Сомали достигли 9 июня "Джибутийского соглашения" и начали выполнять его условия; однако его реализация шла медленно и омрачилась политическими раздорами.
В Судане пятый год длился конфликт в Дарфуре, и гражданское население продолжало страдать от последствий геноцида. Данные ООН за 2008 год свидетельствовали о том, что с момента начала этого затяжного конфликта более 2,7 млн. человек стали внутренне перемещенными лицами, а еще 250 000 человек в поисках убежища оказались за границей в Чаде. В результате нападений правительственных сил, действий связанных с ними ополченцев и межплеменных столкновений гибли мирные граждане. Правительственные силы бомбили деревни, убивали внутренне перемещенных лиц и совместно с ополченцами разрушали деревни. Правительство систематически тормозило и блокировало гуманитарные усилия, а мятежники и бандиты убивали гуманитарных работников. Неустановленные нападавшие лица убили несколько военнослужащих совместной миротворческой миссии Африканского союза и ООН, а правительственные силы атаковали миротворческий конвой. 10 мая дарфурская мятежная группа "Движение за справедливость и равенство" напала на Омдурман под Хартумом. После этой вылазки в результате акций правительства в Омдурмане и Хартуме были отмечены широкомасштабные задержания и исчезновения людей по политическим и этническим мотивам. Правительство жестко ограничивало свободу печати, в том числе путем прямой и ежедневной цензуры. С 2005 года, когда было подписано Всеобъемлющее мирное соглашение (ВМС) между Севером и Югом, на Юг вернулось приблизительно 2,1 млн. перемещенных лиц и беженцев. Однако напряженность в связи с выполнением ВМС сохранялась, и в результате боевых действий между северными и южными силами была разрушена значительная часть города Абея, погибли мирные граждане, а более 50 000 человек стали вынужденными переселенцами.
Нелегитимное правительство Зимбабве систематически нарушало права человека. В течение года эти нарушения резко усилились в связи с разрастающимся гуманитарным кризисом, вызванным репрессиями, коррупцией и деструктивной экономической и продовольственной политикой, которую настойчиво проводил в жизнь режим Мугабе, невзирая на ее катастрофические гуманитарные последствия. Гражданское общество и гуманитарные организации подвергались нападкам со стороны правительства и боевиков за свои попытки защитить права граждан и оказать жизненно необходимую гуманитарную помощь. Почти трехмесячный запрет на деятельность НПО усугубил гуманитарный кризис, а также продовольственную незащищенность и бедность. После отмены запрета режим Мугабе продолжал препятствовать доступу гуманитарных организаций. В конце года с нехваткой продовольствия столкнулись миллионы зимбабвийцев.
Проводимые режимом манипуляции с политическим процессом, в том числе с президентскими выборами, путем запугивания, насилия, коррупции и фальсификации результатов голосования свели на нет право граждан на смену правительства. Силы безопасности и сторонники правящей партии безнаказанно убивали, похищали и пытали представителей оппозиции, студенческих лидеров, активистов гражданского общества и рядовых граждан Зимбабве. На выборах 29 марта парламентское большинство завоевали фракции оппозиционного Движения за демократические перемены (ДДП), но результаты президентских выборов были объявлены лишь 2 мая, что поставило под сомнение авторитет и независимость Избирательной комиссии Зимбабве. Организованное правительством насилие накануне проводившегося 27 июня второго тура выборов привело к тому, что более 190 человек погибло, тысячи получили ранения, а десятки тысяч стали вынужденными переселенцами. Избирательная комиссия объявила Мугабе победителем второго тура выборов после того, как кандидат ДДП Морган Цвангираи, получивший в первом туре значительное большинство, снял свою кандидатуру ввиду насильственных действий режима Мугабе против ДДП и его сторонников, а также сознавая невозможность свободных и честных выборов. Переговоры, состоявшиеся по требованию Сообщества развития стран Южной Африки (САДК), привели 15 сентября к соглашению о разделе власти; однако из-за неуступчивости правительства положения этой договоренности к концу года выполнены не были, и страна оставалась в кризисе.

Восточная Азия и Тихоокеанский регион

В течение года в обширном регионе Восточной Азии и Тихого океана отмечалось как улучшение, так и ухудшение положения с правами человека, особенно в области ответственности за прошлые нарушения, свободы слова и печати, демократического развития и торговли людьми.
Страны региона продолжали разбираться с прошлыми нарушениями. Двусторонняя Комиссия истины и дружбы, созданная для расследования преступлений, совершенных жителями Индонезии и Тимора в период проведения референдума по вопросу о независимости Тимора-Лесте в 1999 году, в истекшем году представила свой заключительный доклад. Президент Индонезии Юдойоно признал и принял сделанный в докладе вывод о том, что институциональную ответственность за произошедшее несут Вооруженные силы Индонезии. Кроме того, в августе Чрезвычайные палаты в судах Камбоджи уточнили свои внутренние правила, чтобы ускорить рассмотрение вопиющих преступлений, совершенных в 1975-1979 годах режимом "красных кхмеров". Однако к концу года судебные процессы еще не начались.
Некоторые страны усилили репрессии в ответ на попытки народа добиться соблюдения прав человека. Вьетнам ужесточил ограничения на свободу слова и печати, а в Китае правительство усилило жесткое подавление этнических меньшинств в области культуры и религии в Тибете и в Синьцзян-Уйгурском автономном районе, а также стало чаще задерживать и преследовать диссидентов и жалобщиков.
Другие неизбранные правители пытались прикрыть свою нелегитимность демократическими атрибутами и манипулировали законодательством в собственных целях. Бирманский режим протолкнул конституционный референдум, характеризовавшийся массовыми нарушениями и запугиванием избирателей, сразу после разрушительного циклона "Наргис". Хотя технически конституция вступила в силу в мае, согласно положениям самой конституции, режим продолжит "осуществлять государственный суверенитет" до проведения многопартийных выборов в 2010 году. Конституция позволит военным продолжать играть главенствующую роль в политической жизни независимо от исхода выборов. В конце года режим вынес драконовские приговоры более чем 100 активистам демократического движения, которые участвовали в "шафрановой революции" 2007 года, и лицам, занимавшимся ликвидацией последствий циклона. Многие были переведены в тюрьмы в отдаленных частях страны, оказавшись разлученными со своими семьями. На Фиджи Верховный суд города Сува постановил признать законным государственный переворот 2006 года, несмотря на назревающие протесты оппозиции против отказа временного правительства провести выборы в марте 2009 года.
Еще одной областью, где результаты в течение года были неоднозначными, стала торговля людьми. Несколько стран, в том числе Таиланд и Камбоджа, приняли новые законы о борьбе с торговлей людьми и начали расследовать и рассматривать в судебном порядке более широкий круг правонарушений, связанных с торговлей людьми, таких, как продажа мужчин для трудовой эксплуатации. Однако в Малайзии многочисленные сообщения НПО и СМИ свидетельствовали о том, что сотрудники малазийской иммиграционной службы причастны к продаже бирманских беженцев на границе между Малайзией и Таиландом.

Развитие ситуации в отдельных странах

Военный режим в Бирме продолжал применять жестокие методы, отказывая гражданам в праве на смену правительства и совершая другие грубые нарушения прав человека. Режим жестоко подавлял инакомыслие, прибегая к внесудебным убийствам, похищениям и пыткам. Правозащитники и активисты демократического движения в массовом порядке подвергались преследованиям и произвольным задержаниям, им выносились приговоры о лишении свободы на сроки до 65 лет. Режим содержал арестованных и заключенных в опасных для жизни условиях. Армия продолжала нападения на районы проживания этнических меньшинств. Режим регулярно посягал на неприкосновенность частной жизни граждан и ограничивал свободу слова, печати, собраний, объединений, вероисповедания и передвижения. Продолжались насилие и дискриминация в отношении женщин и этнических меньшинств, а также торговля людьми. Ограничивались права работников, повсеместный характер носил принудительный труд. Правительство не приняло каких-либо существенных мер по судебному преследованию или наказанию виновных в таких нарушениях. Режим продемонстрировал пренебрежение благосостоянием собственных граждан, когда настоял на проведении сфальсифицированного референдума сразу после циклона, в результате которого погибли десятки тысяч людей, блокировал и откладывал международную помощь, которая могла бы многим спасти жизнь.
Послужной список правительства Китая в области прав человека оставался неудовлетворительным и в ряде областей ухудшился. Правительство продолжало ограничивать права граждан на неприкосновенность частной жизни и жестко контролировало свободу слова, печати (включая интернет), собраний, передвижения и объединений. Власти совершали внесудебные убийства и пытки, принуждали заключенных к признательным показаниям и использовали принудительный труд. Кроме того, китайское правительство стало чаще задерживать и преследовать диссидентов, жалобщиков, правозащитников и адвокатов. Местные и международные НПО продолжали сталкиваться с пристальным контролем и ограничениями. Положение с правами человека в Китае ухудшилось в ряде областей, включая жесткое подавление этнических меньшинств в области культуры и религии в Синьцзян-Уйгурском автономном районе и Тибете. Наибольшее количество нарушений сопровождало события, вызывавшие большой резонанс, такие, как Олимпийские игры и беспорядки в Тибете. В конце года правительство преследовало лиц, подписавших "Хартию-08", которые призвали соблюдать всеобщие права человека и провести реформы, а также арестовало писателя Лю Сяобо за участие в подготовке "Хартии". В октябре правительство придало постоянный характер временно принятым в связи с Олимпийскими играми правилам о предоставлении большей свободы иностранным журналистам.
Правительство Малайзии в целом соблюдало права человека в отношении своих граждан, однако в ряде областей возникали проблемы, в том числе ограничение права граждан на смену правительства. Вопреки своим жалобам на то, что правящая партия присваивает полномочия действующей власти, оппозиционные партии добились значительных успехов, завоевав на выборах 8 марта 82 из 222 мест в парламенте и фактически лишив правящую коалицию квалифицированного большинства в две трети голосов, необходимого для беспрепятственного внесения поправок в конституцию. Правительство продолжало ограничивать свободу печати, собраний, объединений, слова и вероисповедания. Правительство арестовывало оппозиционных лидеров и журналистов. Люди, ведущие блоги в интернете, арестовывались явно по политическим причинам. Сохранялась проблема смерти людей под стражей, а также издевательств полицейских над заключенными, переполненных центров для содержания иммигрантов, а также постоянные сомнения в беспристрастности и независимости судебной системы. Некоторые работодатели эксплуатировали работников-мигрантов и граждан Малайзии индийского происхождения, практикуя принудительный труд, а на плантациях применялся детский труд.
В Северной Корее положение с правами человека оставалось катастрофическим. Хотя режим продолжал контролировать почти все аспекты жизни граждан, отказывая им в свободе слова, печати, собраний и объединений, из страны все чаще просачивались сведения о нарушениях. Правда, подтвердить эти сведения по-прежнему было трудно. Сообщения о внесудебных убийствах, исчезновениях и произвольных задержаниях людей, в том числе политических заключенных, продолжали рисовать мрачную картину жизни в этой закрытой стране. Говорили, что некоторые принудительно репатриированные беженцы подвергались суровому наказанию и, возможно, пыткам. Также продолжали поступать сведения о публичных казнях.
Несмотря на неспокойную политическую обстановку, Таиланд избежал неконституционных сбоев в государственном управлении. Тем не менее продолжали поступать сообщения о причастности полиции к внесудебным убийствам и исчезновениям. Повсеместно продолжались издевательства полицейских над задержанными и заключенными, а также коррупция в органах правопорядка. Сепаратистский мятеж на юге привел к многочисленным нарушениям прав человека, включая убийства, совершаемые мятежниками-мусульманами малайского происхождения, добровольцами буддистских отрядов обороны и правительственными силами безопасности. Правительство поддерживало ряд ограничений на свободу слова и печати, особенно с помощью обвинений в оскорблении монарха. Представители горных племен, не имеющие надлежащим образом оформленных документов, по-прежнему сталкивались с ограничениями на передвижение; однако Закон о гражданстве 2008 года, вступивший в силу 28 февраля, расширил возможности предоставления гражданства членам горных племен.
Правительство Вьетнама продолжало существенно ограничивать права граждан. Граждане не имели возможности сменить правительство, политические оппозиционные движения были запрещены, правительство продолжало подавлять инакомыслие. Граждан произвольно задерживали за политическую деятельность, им отказывалось в праве на беспристрастный и быстрый суд. При аресте, содержании под стражей и допросах подозреваемые подвергались жестокому обращению. Значительную проблему представляла коррупция в органах правопорядка, равно как и безнаказанность. Правительство продолжало ограничивать права граждан на неприкосновенность частной жизни и свободу выражения мнений. В течение всего года велось общее наступление на свободу печати, которое привело к увольнению нескольких главных редакторов СМИ и аресту двух репортеров. Эти действия ослабили ранее наметившуюся тенденцию к более напористым журналистским расследованиям. Сохранялись ограничения на проведение собраний, передвижение и создание объединений. Независимые правозащитные организации были запрещены. Сохранялась проблема насилия и дискриминации в отношении женщин, а также торговля людьми. Правительство ограничивало права трудящихся и арестовывало или преследовало нескольких профсоюзных активистов.

Европа и Евразия

Основными проблемами в регионе оставались укрепление новых демократий, противодействие государственным ограничениям и репрессиям в отношении правозащитных НПО и борьба с преступлениями на почве ненависти и языком вражды, наряду с защитой основополагающих свобод, на фоне миграции, нарастающего национализма и экономического кризиса.
В нескольких постсоветских странах были обращены вспять прежние завоевания в области прав человека и демократии или продолжился откат к авторитаризму. В ряде случаев выборы не соответствовали демократическим стандартам, установленным Организацией по безопасности и сотрудничеству в Европе, а свобода СМИ по-прежнему подвергалась нападкам. Журналистов убивали или преследовали, а законы часто ограничивали, а не защищали свободу слова.
В ходе августовского конфликта, начавшегося в Южной Осетии - сепаратистском анклаве на территории Грузии, военные операции грузинских и российских сил, как сообщалось, были сопряжены с неизбирательным применением силы и привели к потерям среди гражданского населения, включая ряд журналистов. После вступления российских войск в Южную Осетию приводились сведения о причастности нерегулярных юго-осетинских формирований к казням, пыткам, нападениям на этнической почве и эпизодическим поджогам домов, а вынужденными переселенцами в результате боевых действий стали по меньшей мере 150 000 грузинских граждан. Российские и юго-осетинские силы занимали деревни за пределами административных границ Южной Осетии и Абхазии - другого сепаратистского региона Грузии. Хотя к 10 октября российские войска в основном ушли из районов за пределами Абхазии и Южной Осетии, они блокировали грузинским гражданам и международным организациям доступ в оба региона, так что сложилась опасная для местных жителей обстановка и в регионе трудно было отслеживать условия в отношении прав человека и соблюдения гуманитарного права.
Во многих странах правительства препятствовали свободе печати. В Азербайджане все больше нападений на журналистов оставалось безнаказанными, а сами журналисты оставались в тюрьмах по обвинениям в якобы совершенных ими уголовных преступлениях. Россия оставалась опасным местом для журналистов, целый ряд которых в течение года был убит или подвергся жестоким нападениям. В Беларуси президент Лукашенко подписал новый закон о СМИ, который может еще более ограничить свободы прессы, включая публикации в интернете. Развитие ситуации в Грузии, в том числе утрата оппозицией контроля над телекомпанией "Имеди", которая была единственным оставшимся независимым общенациональным телеканалом, вызвало серьезную озабоченность в связи с состоянием плюрализма в СМИ.
В нескольких странах объектами государственного подавления становились НПО и оппозиционные партии. Правительство Боснии и Герцеговины закрыло на несколько дней международную антикоррупционную НПО после сообщения о коррупции среди государственных должностных лиц. В России власти все чаще преследовали многие НПО, которые уделяли основное внимание щекотливым политическим вопросам, и в течение года правительство внесло поправки в закон об экстремизме, так что выдвигать обвинения против той или иной организации стало проще. Прежняя версия закона также вызывала озабоченность в связи с ограничением свободы объединений и законной критики правительства. В Беларуси отрадным событием стало освобождение девяти политзаключенных, но сохранялась озабоченность в связи с введенными правительством произвольными ограничениями на свободу собраний и объединений и частыми преследованиями независимых активистов. В России правоохранительные органы порой применяли силу, не позволяя группам проводить мирные акции протеста, особенно митинги оппозиции.
В области демократического управления в регионе появлялись как обнадеживающие, так и тревожные признаки. Позитивные перемены произошли в Косово, где демократически избранное правительство успешно провозгласило независимость 17 февраля и ввело в действие конституцию и законы с образцовыми нормами по правам человека. К сожалению, другие страны не добились столь обнадеживающих результатов. Февральские президентские выборы в Армении были отмечены серьезными недостатками, а в последующие дни проходили мирные акции протеста, которые правительство в конечном счете подавило силой. В России мартовские президентские выборы ознаменовались проблемами как в период избирательной кампании, так и в день выборов, включая пристрастность СМИ, находящихся под контролем или влиянием государства, в пользу правящей партии и ее кандидатов, отказ властей зарегистрировать кандидатов от оппозиционных партий, отсутствие равных возможностей для ведения кампаний и фальсификацию бюллетеней. Парламентские выборы в Беларуси далеко не соответствовали обязательствам ОБСЕ по проведению демократических выборов, и все 110 кандидатов, объявленные победителями, были сторонниками действующей власти. Выборы в Азербайджане не соответствовали ключевым обязательствам ОБСЕ.
Проблемы с правами человека не ограничивались восточной частью континента. Ряд давно сложившихся демократий Западной и Центральной Европы по-прежнему сталкивался с проблемами, вызванными массовым притоком новых мигрантов с Ближнего Востока, из Африки и других регионов, который создал большую нагрузку на экономические и социальные ресурсы и привел к ограничительным мерам в отношении иммигрантов и многочисленным обвинениям в жестоком обращении. Во многих странах места заключения для нелегальных мигрантов страдали от плохих условий и по качеству были хуже объектов, предназначенных для других задержанных лиц. Большинство преступлений на почве ненависти в Украине было направлено на лиц африканского, ближневосточного и азиатского происхождения. В России продолжался тревожный рост числа нападений на почве ксенофобии, расовой и этнической неприязни. Во многих странах региона имели место проявления антисемитизма, по-прежнему вызывали озабоченность антисемитские нападения с применением насилия. В ряде стран, включая Италию и Венгрию, представители цыганской общины становились жертвами социального насилия, которое в некоторых случаях происходило и вело к летальному исходу чаще, чем в предыдущие годы.
Великобритания, Германия, Нидерланды, Франция и Швейцария стремились поставить вне закона язык вражды, чтобы защитить меньшинства от дискриминации и насилия. Однако некоторые правозащитники высказывали опасение, что подобные меры посягают на свободу слова.

Развитие ситуации в отдельных странах

В Армении произошел значительный откат назад в области демократии, включая самые тяжкие случаи насилия после выборов из всех зарегистрированных на Кавказе в последние годы. После в основном мирных акций протеста на протяжении нескольких недель вслед за спорными президентскими выборами в феврале правительство применило 1-2 марта силу для разгона демонстрантов, что привело к жестким столкновениям и гибели 10 человек. Это насилие положило начало продлившемуся 20 дней чрезвычайному положению и закрытию независимых СМИ, в ходе которого правительство сильно ограничило гражданские свободы. В оставшуюся часть года действовали существенные ограничения на право проводить мирные собрания или свободно высказывать политические мнения без риска возмездия. Несколько сторонников оппозиции были осуждены и лишены свободы с вынесением непомерно суровых приговоров, по-видимому, по политическим причинам. В конце года, как сообщается, в тюрьмах предположительно по политическим основаниям оставались 59 сторонников оппозиции; никто из государственных должностных лиц не подвергся судебному преследованию за свою предполагаемую роль в преступлениях, связанных с выборами. Несмотря на неоднозначные успехи политически сбалансированной группы по выяснению фактов, организованной правительством для расследования мартовских событий, дальнейшее ухудшение демократической обстановки произошло вследствие преследования, запугивания и внеплановых налоговых проверок в отношении независимых СМИ и активистов гражданского общества.
В Азербайджане Ильхам Алиев был переизбран в октябре президентом на второй срок в результате процесса, который, по оценкам международных наблюдателей, не соответствовал международным стандартам демократических выборов, несмотря на некоторые достигнутые властями улучшения в организации выборов. Недостатки включали в себя серьезные ограничения на участие в политической жизни и деятельность СМИ, давление на наблюдателей и ограничение их возможностей, искаженные процедуры подсчета голосов и подведения итогов выборов. В течение года усилились ограничения и давление на СМИ. НПО, наблюдающая за положением СМИ, сообщила, что в первом полугодии было 22 случая словесных или физических посягательств на журналистов по сравнению с 11 за аналогичный период 2007 года, и никто не понес за это ответственности. Несколько журналистов оставалось в тюрьмах по обвинениям, которые многие подвергали критике, считая их политически мотивированными. 30 декабря правительство объявило, что с 1 января 2009 года Радио Свободная Европа/Радио Свобода, Голосу Америки и Би-Би-Си не разрешается продолжать вещание по национальному телевидению и на радиочастотах FM; без этих международных вещателей общественность больше не имела доступа к объективным новостям в общедоступных электронных СМИ.
В Беларуси послужной список правительства в области прав человека оставался очень плохим, и власти продолжали совершать частые серьезные нарушения. Несмотря на прежние заверения правительства, парламентские выборы в сентябре не были ни свободными, ни честными. Власти не отчитались за прошлые случаи исчезновения людей по политическим мотивам. Условия в тюрьмах оставались чрезвычайно плохими, продолжали поступать сообщения о жестоком обращении с заключенными и задержанными. Судебной системе недоставало независимости. Правительство еще более ограничило гражданские свободы, включая свободы печати, слова, собраний, объединений и вероисповедания. Государственные службы безопасности необоснованно применяли силу для разгона мирных демонстрантов. Сохранялась проблема коррупции. НПО и политические партии подвергались травле, штрафам, судебному преследованию и закрытию. Религиозных лидеров штрафовали или депортировали за проведение богослужений, а некоторые церкви были закрыты.
В Грузии президент Михаил Саакашвили был переизбран в январе на выборах, которые, по мнению международных наблюдателей, соответствовали большинству данных ОБСЕ обязательств по проведению демократических выборов. Однако они также подчеркнули значительные проблемы, в том числе широко распространенные утверждения о запугивании и давлении, а также о недостатках при подсчете голосов. Проблемы отмечались также на парламентских выборах в мае. Поступали сведения о задержании людей по политическим мотивам. СМИ стали менее разнообразными, когда представители оппозиции утратили контроль над единственной оставшейся общенациональной телекомпанией. В ходе августовского конфликта военные операции грузинских и российских сил, как сообщалось, были сопряжены с неразборчивым применением силы и привели к потерям среди гражданского населения, включая ряд журналистов.
В Российской Федерации продолжало ухудшаться положение в области прав человека внутри страны в целом с многочисленными сообщениями о государственных и общественных проблемах и нарушениях прав человека в течение года. В ходе августовского конфликта военные операции грузинских и российских сил, как сообщалось, были сопряжены с неразборчивым применением силы и привели к потерям среди гражданского населения, включая ряд журналистов. Послужной список правительства в области прав человека на Северном Кавказе оставался неудовлетворительным, сообщалось о причастности сил безопасности к убийствам, пыткам, злоупотреблениям, насилию и другим видам жестокого обращения, зачастую безнаказанно. В Чечне, Ингушетии и Дагестане силы безопасности, согласно утверждениям, были причастны к незаконным убийствам и политически мотивированным похищениям; второй год наблюдался значительный рост числа убийств, обычно совершавшихся неизвестными нападавшими, жертвами которых становились как гражданские, так и должностные лица в Ингушетии.
Продолжалось наступление на гражданские свободы, свидетельствующее о размывании ответственности правительства перед своими гражданами. Давление властей ослабило свободу слова и независимость СМИ, и обстановка для работников СМИ оставалась опасной. В течение года были убиты пять журналистов, в одном случае - сотрудниками правоохранительных органов в Ингушетии. Убийства журналистов за прошлые годы оставались не расследованными. Правительство ограничивало свободу собраний, а правоохранительные органы порой применяли силу, не позволяя группам проводить мирные акции протеста. Враждебное отношение властей и преследование ряда НПО, в частности, занимающихся наблюдением за положением с правами человека, а также получающих иностранное финансирование, свидетельствовали о сужении пространства для гражданского общества в целом. В условиях все более централизованной политической системы, где власть сосредоточена в руках президента и аппарата премьер-министра, проблемы, имевшие место на думских выборах в декабре 2007 года, повторились на мартовских президентских выборах, которые не соответствовали многим международным стандартам.

Ближний Восток и Северная Африка

В течение года для ближневосточного региона было характерно сохранение серьезных проблем в деле продвижения демократии и прав человека, хотя были сделаны и примечательные шаги вперед.
Правительства нескольких стран, включая Египет, Иран, Ливию и Сирию, продолжали бросать в тюрьмы активистов за их убеждения. Айман Нур, занявший второе место на выборах президента Египта в 2005 году, оставался в египетской тюрьме в течение всего отчетного периода (хотя 18 февраля 2009 года он был освобожден). Правительство Ирана регулярно задерживает и преследует борцов за права женщин, студентов-активистов, профсоюзных деятелей и правозащитников. Иранские власти продолжали расправляться с институтами гражданского общества. Особенно примечательным событием стало 21 декабря закрытие Центра защиты прав человека, готовившегося отметить 60-летие Всеобщей декларации прав человека. В марте правительство Ливии объявило об освобождении политического деятеля Фатхи эль-Джами, но в течение года он оставался под стражей в Медицинском центре Триполи, и родственникам лишь эпизодически разрешалось его навещать. В Сирии правительство задержало нескольких видных представителей правозащитного сообщества, в частности, лиц, связанных с национальным советом Дамасской декларации за демократические национальные перемены - организацией, объединяющей реформаторские оппозиционные группы.
Наряду с более широким доступом к информации по интернету и спутниковому телевидению усилились ограничения в отношении СМИ, включая блогеров в интернете. В Египте полиция задерживала и предположительно пытала блогеров. В конце года был арестован самый известный иранский блогер Хосейн Дерахшан. Ухудшилось положение со свободой СМИ в Тунисе, где власти арестовывали или преследовали блогеров. В Ираке журналисты продолжали бороться за свою безопасность при освещении политических событий, прав женщин и геев. Несмотря на то, что в прошлом году число убийств журналистов в Ираке сократилось, оно по-прежнему остается довольно высоким.
Многие страны региона продолжали ограничивать свободу вероисповедания и выражения мнений. Начиная с мая прошлого года, в Иране были задержаны семь лидеров бахаитов, а иранский президент продолжал отвергать право Израиля на существование. Саудовская Аравия строго запретила публично совершать религиозные обряды всем группам кроме исламских суннитов, и религиозные меньшинства сталкивались с дискриминацией при получении доступа к образованию, трудоустройству и представительству во власти. В Египте представители религий, которые не были официально признаны правительством, испытывали личные и коллективные тяготы. Другие страны, такие, как Бахрейн и Алжир, приняли дискриминационные законы или, подобно Иордании, продолжали проводить политику в интересах религиозного большинства.
По всему региону продолжалась правовая и общественная дискриминация женщин, а также насилие против них. Иранские борцы за права женщин подвергались преследованиям, арестам и обвинениям в "подрыве национальной безопасности" за участие в мирных акциях протеста и требование равного обращения по иранскому законодательству в ходе кампании "Миллион подписей". Однако другие страны региона стали свидетелями постепенного прогресса в области прав женщин, причем женщины активно добивались руководящей роли в органах местной и государственной власти. В Кувейте на национальных выборах в мае 2008 года баллотировались 27 женщин, хотя ни одна из них не победила. Также в течение года ОАЭ впервые назначили женщину на должность судьи и двух женщин - послами.
Некоторые страны Ближнего Востока предприняли за последние несколько лет значительные шаги по преодолению жестокого обращения с работниками и повышению трудовых стандартов. Оман и Бахрейн приняли всеобъемлющие законы о борьбе с торговлей людьми, а Иордания распространила действие защитных норм трудового законодательства на иностранцев, работающих в качестве домашней прислуги. Однако сохраняются значительные проблемы в отношении защиты иностранных работников и выполнения действующего трудового законодательства и нормативных актов для всех работников, особенно для строителей и домашней прислуги.

Развитие ситуации в отдельных странах

В Египте правительство в течение года стало в меньшей степени соблюдать свободы слова, печати, объединений и вероисповедания. В частности, задержания и аресты блогеров, ведущих сетевые дневники, по-видимому, были связаны, в основном, с их попытками организовать демонстрации с помощью своих блогов и участием в уличных акциях протеста или другой активностью. Продолжало действовать введенное в 1967 году чрезвычайное положение, и силы безопасности необоснованно применяли смертоносные средства, пытки и издевательства над заключенными и задержанными, в большинстве случаев безнаказанно.
Правительство Ирана усилило свою целенаправленную кампанию запугивания реформаторов, ученых, журналистов и диссидентов путем произвольных арестов, задержаний, пыток и тайных судов, которые порой завершались казнями. Продолжались казни подсудимых, которые на момент их ареста были несовершеннолетними. Лица с двойным иранским и американским гражданством, а также иранцы, имеющие знакомых в Соединенных Штатах или совершающие поездки в Америку, продолжали подвергаться запугиванию и преследованию. Перед парламентскими выборами в марте Совет стражей конституции снял кандидатуры почти 1700 кандидатов-реформаторов.
Общая ситуация с безопасностью на территории Ирака существенно улучшилась, и в нескольких провинциях происходили процессы примирения и смягчения напряженности. Однако непрекращающиеся насильственные действия мятежников и экстремистов против гражданского населения подрывали способность правительства поддерживать законность, что привело к широко распространенным и грубым нарушениям прав человека. Тем не менее, происходили позитивные процессы, в том числе принятие 24 сентября Закона о выборах в провинциях, предусматривающего проведение выборов в 14 провинциях с арабским большинством 31 января 2009 года, а до конца года - в трех курдских провинциях и Тамиме (Киркуке). Принятие 16 ноября закона, санкционирующего создание предусмотренной конституцией Независимой верховной комиссии по правам человека, также стало шагом вперед в деле организационного обеспечения защиты этих прав.
В Иордании активисты гражданского общества выражали озабоченность в связи с новым законом об объединениях. Закон, который еще предстоит ввести в действие, позволяет правительству отказывать НПО в регистрации на любом основании, распускать объединения, вмешиваться в вопросы управления, членства и деятельности НПО. По сообщениям международных и местных НПО, тюрьмы оставались переполненными и недоукомплектованными персоналом при недостаточном питании и медицинской помощи и нехватке помещений. Хотя иорданское законодательство запрещает пытки, организация Human Rights Watch сообщила, что пытки остаются повсеместными и регулярными. От граждан и НПО поступали сообщения о том, что с политзаключенными, в том числе исламистами, осужденными за преступления против национальной безопасности, обращались более жестоко, чем с другими заключенными, причем охранники издевались над заключенными безнаказанно. Женщины занимали ограниченное число руководящих должностей в органах власти, хотя и на более высоком уровне, чем в других странах региона; в то же время домашнее насилие и так называемые "преступления чести" носили повсеместный характер. Принятый в 2007 году закон о печати отменил тюремное заключение журналистов за идеологические нарушения; однако ограниченное задержание и тюремное заключение журналистов за диффамацию и клевету продолжались в соответствии с нормами уголовного кодекса. Многие журналисты сообщали, что угроза высоких штрафов приводит к самоцензуре. В июле были внесены поправки в трудовое законодательство, распространившие его действие на сельскохозяйственных работников и домашнюю прислугу, которые получили определенную степень юридической защиты.
Четвертый год подряд насилие и политические битвы внутри страны мешали Ливану улучшить внутреннее положение с правами человека. 7 мая боевики оппозиции под руководством шиитской оппозиционной партии и террористической организации "Хезболла" захватили Бейрутский международный аэропорт и несколько районов в западной части Бейрута. 21 мая, после того, как 84 человека погибли и приблизительно 200 получили ранения, соперничающие лидеры достигли договоренности о прекращении насилия и 18-месячной политической распри. Несмотря на прекращение боевых действий и майское решение парламента об избрании президентом Мишеля Сулеймана, "Хезболла" сохранила значительное влияние в отдельных районах страны, и правительство не добилось ощутимого прогресса на пути к роспуску и разоружению вооруженных отрядов, включая "Хезболлу".
Сирийское правительство продолжало нарушать права граждан на неприкосновенность частной жизни и налагать значительные ограничения на свободы слова, печати, собраний и объединений в атмосфере безнаказанности и коррупции в органах власти. Силы безопасности срывали заседания правозащитных организаций и задерживали активистов, организаторов и других критиков режима без надлежащей правовой процедуры. В течение года правительство приговорило к лишению свободы нескольких видных представителей правозащитного сообщества, особенно лиц, связанных с национальным советом Дамасской декларации за демократические национальные перемены - организацией, объединяющей реформаторские оппозиционные группы.
В Тунисе правительство продолжало целенаправленное жесткое подавление свободы слова и объединений. Правительство по-прежнему нетерпимо относилось к публичной критике со стороны правозащитников и оппозиционных деятелей и использовало для пресечения критических высказываний запугивание, уголовные расследования и жестокое преследование редакторов и журналистов. Власти подвергали печатные и сетевые издания строгой цензуре и регулярно преследовали журналистов. Силы безопасности в течение года убили одного участника политической акции протеста, а задержанные подвергались пыткам, сексуальным посягательствам и принуждению к даче признательных показаний.

Южная и Центральная Азия

В Южной и Центральной Азии 2008 год ознаменовался серьезными атаками на основные права, включая свободы слова, вероисповедания и объединений.
Правительства в ряде стран региона продолжали преследовать отдельных журналистов и средства массовой информации, а в нескольких странах, особенно в Центральной Азии, сохранялись ограничения на свободный доступ к информации в интернете. В Кыргызстане правительство сняло с государственного радио и телевидения программы известного независимого вещателя. Государственный поставщик услуг интернета в Казахстане периодически блокировал новостные и оппозиционные сайты. Оба правительства взимали с журналистов огромные штрафы по уголовным обвинениям в клевете, и в ряде случаев журналисты покидали страну из страха за собственную безопасность. Как и в прошлые годы, журналисты, работающие в Туркменистане, подвергались со стороны государства преследованиям, арестам, содержанию в психиатрических больницах и насилию. В Афганистане правительство признало студента-журналиста виновным в богохульстве и приговорило его к смертной казни за распространение загруженной из интернета статьи о правах женщин в исламе; апелляционный суд заменил смертную казнь лишением свободы сроком на 20 лет. В Пакистане после избрания нового правительства число арестов журналистов сократилось. Несмотря на это, неустановленные лица продолжали запугивать, похищать и убивать журналистов, особенно в районах, охваченных внутренними конфликтами. В Шри-Ланке должностные лица министерства обороны и правительства выступали с угрожающими заявлениями в адрес независимых СМИ после нескольких не расследованных нападений на представителей свободной прессы.
В регионе подвергалась нападкам свобода вероисповедания, поскольку парламенты Казахстана, Кыргызстана и Таджикистана приняли законы, которые предусматривают усиление ограничений на свободу вероисповедания, непропорционально затрагивая религиозные меньшинства, а в индийском штате Орисса меньшинства подвергались насилию. Эти действия происходили в контексте усиливающегося преследования религиозных меньшинств правительствами Казахстана и Таджикистана и дальнейшего их преследования правительством Узбекистана. Туркменистан приветствовал визит специального докладчика ООН по вопросам свободы вероисповедания, но правительство жестко контролировало и отслеживало всю религиозную деятельность.
По всему региону сохранялись значительные проблемы с трудовыми правами. Продолжалось использование детского труда в сельском хозяйстве и промышленности Афганистана, Пакистана и Индии. Детский труд широко применялся в Кыргызстане и Таджикистане в хлопководстве и других отраслях, а Узбекистан продолжал заставлять многих школьников работать на сборе урожая хлопка. Хотя правительство Казахстана добивается больших успехов в ликвидации детского труда, эта практика еще сохраняется при выращивании хлопка и табака. Принудительный труд, особенно в крупных неофициальных секторах экономики и среди социально обездоленных меньшинств, продолжал применяться в Непале, Пакистане и Индии. В Бангладеш профсоюзные деятели сообщали о фактах запугивания и жестокого обращения, а также об усилении контроля со стороны сил безопасности.
Хотя некоторые правительства в регионе ограничивали политическую оппозицию и запрещали подлинную состязательность на выборах, в Южной Азии наблюдался ряд улучшений в отношении выборов и политического соперничества. В Пакистане две основные оппозиционные партии - Пакистанская народная партия и Пакистанская мусульманская лига (Наваз) - вместе завоевали большинство мест на состязательных парламентских выборах и сформировали коалиционное правительство, положив конец девятилетнему военному правлению. Жители Мальдивских островов на свободных и честных выборах избрали президентом бывшего политзаключенного, мирным путем лишив этой должности руководителя, который дольше всех в Азии находился у власти. Афганская независимая избирательная комиссия провела подготовительные мероприятия ко второму циклу выборов в Афганистане после падения талибов. Выборы в Непале привели к формированию самого многообразного законодательного органа в истории страны, и впоследствии новый парламент провозгласил Непал федеральной демократической республикой, мирным путем упразднив монархию. Бангладеш провела свободные и честные парламентские выборы с отдельными нарушениями и эпизодическим насилием. Выборы и последующая мирная передача власти положили конец двухлетней власти временного правительства, созданного при поддержке военных. В Бутане выборы в нижнюю палату парламента завершили переход страны к конституционной ограниченной монархии с подлинным контролем и участием народа.

Развитие ситуации в отдельных странах

Хотя после падения талибов в 2001 году значительно улучшилось положение с правами человека в Афганистане, послужной список страны оставался неудовлетворительным вследствие слабости институтов центральной власти и насилия со стороны боевиков. Движение "Талибан", "Аль-Каида" и другие экстремистские группы продолжали совершать нападения на должностных лиц правительства, силы безопасности, НПО и персонал других гуманитарных организаций, а также на безоружных граждан. Продолжали поступать сообщения о произвольных арестах и задержаниях, казнях без суда и следствия, пытках и плохих условиях в тюрьмах. Государственные репрессии и вооруженные группы препятствовали свободной деятельности СМИ.
В Бангладеш масштабы насилия значительно уменьшились, и временное правительство организовало успешные выборы, но послужной список правительства в области прав человека продолжал вызывать серьезную озабоченность. Чрезвычайное положение, которое правительство ввело в январе 2007 года и отменило 17 декабря, ограничивало многие основополагающие права, включая свободу слова, свободу объединений и право на освобождение под залог. Антикоррупционная кампания правительства встретила народную поддержку, но породила опасения в связи с беспристрастностью и равенством перед законом. Хотя число казней без суда и следствия уменьшилось, силы безопасности совершали серьезные преступления, включая внесудебные расправы, гибель людей под стражей, произвольные аресты и задержания и преследование журналистов. Некоторые сотрудники сил безопасности действовали безнаказанно и применяли пытки, а правительство не в полной мере расследовало казни без суда и следствия.
В Казахстане политическая оппозиция сталкивалась с государственным преследованием в форме уголовных обвинений с политической подоплекой и ограничений свободы собраний. Правительство продолжало преследования независимых и оппозиционно настроенных СМИ и журналистов. В конце года правительство рассматривало поправки к законам, регламентирующим деятельность политических партий, средств массовой информации и проведение выборов. Ряд представителей гражданского общества и оппозиционных партий критиковали этот процесс за отсутствие прозрачности. Правительство также рассматривало возможность внесения поправок в закон о религии, которые в случае их принятия означали бы серьезный шаг назад для свободы вероисповедания.
Хотя в Кыргызстане есть сильное гражданское общество и независимые СМИ, в минувшем году правительство все чаще стремилось контролировать различные аспекты общественной жизни. Новые законы или поправки вводили ограничения на собрания общественности, свободу вероисповедания и деятельность СМИ. В октябре Национальная сеть телевидения и радиовещания сняла с эфира передачи Радио Свободная Европа/Радио Свобода, уменьшив доступ общественности к этому независимому источнику информации. Председатель Центральной избирательной комиссии бежала из страны, заявив, что подверглась давлению со стороны сына президента по вопросу о регистрации оппозиционного кандидата на октябрьских выборах в местный совет.
Непал стал федеративной демократической республикой вскоре после того, как общенациональные выборы в апреле привели к формированию самого многообразного законодательного органа в истории страны. Хотя поступали сведения о политическом насилии, запугивании и нарушениях при голосовании, наблюдатели сообщили, что выборы отразили волю народа. На протяжении всего года продолжались насилие, вымогательство и запугивание; серьезными проблемами были также безнаказанность нарушителей прав человека, угрозы в адрес СМИ, произвольные аресты и длительное заключение под стражу до начала судебного процесса. Члены маоистской организации, связанного с маоистами Коммунистического союза молодежи и других небольших, зачастую созданных по этническому признаку вооруженных групп, совершали многочисленные грубые нарушения прав человека. Подобные нарушения включали в себя произвольное и незаконное применение смертоносной силы, пытки и похищения. Несколько вооруженных групп, в основном, в районе Терай, совершали нападения на мирных граждан, государственных должностных лиц, представителей определенных этнических групп, друг на друга или на маоистов.
Пакистан в течение года вернулся к гражданскому демократическому правлению. Оппозиционные партии победили на февральских парламентских выборах и сформировали коалиционное правительство. Коалиция просуществовала лишь часть года, хотя правительство остается у власти. В сентябре Асиф Али Зардари, вдовец бывшего премьер-министра Беназир Бхутто, сменил Первеза Мушаррафа на посту президента. Новое правительство вернуло в состав Верховного суда под новую присягу пятерых из 13 судей, которых Мушарраф уволил во время чрезвычайного положения в ноябре 2007 года, хотя трое ушли на пенсию или в отставку. Начальник Генерального штаба отозвал 3000 армейских офицеров с должностей в гражданском правительстве, которые они занимали при Мушаррафе. Несмотря на эти позитивные шаги, положение с правами человека оставалось неудовлетворительным. В результате военных операций на северо-западе страны погибло приблизительно 1150 мирных граждан, еще 825 граждан погибли в результате вылазок боевиков в этом регионе, жертвами насилия на религиозной почве в стране стали, по оценке, 1125 человек, а от взрывов, совершаемых смертниками, погибло более 970 человек. Вследствие непрекращающихся сражений с боевиками в конце года число вынужденных переселенцев насчитывало около 200 000 человек.
В Шри-Ланке соблюдение прав человека демократическим правительством пошло на спад, поскольку в ходе 25-летней гражданской войны в стране произошла эскалация вооруженного конфликта. К концу года мало что сдвинулось в деле обеспечения политических прав меньшинств, и они продолжали страдать от наибольшего числа нарушений прав человека, таких, как убийства и исчезновения. Из северной зоны конфликта правительство выслало большинство сотрудников международных гуманитарных организаций. Хотя правительство предприняло первоначальные шаги по пресечению использования детей-солдат проправительственными ополчениями, эта проблема не была решена. Правительство не расследовало и не преследовало в судебном порядке нарушения прав человека, совершаемые силами безопасности, и не ввело в действие конституционные нормы, предусматривающие надзор за государственными учреждениями. Гражданское общество подвергалось запугиванию, а на независимые СМИ и журналисты оказывалось особое давление путем нападений и угроз со стороны проправительственных сил.
Несмотря на умеренные успехи, правительство Туркменистана продолжало совершать серьезные нарушения, и его послужной список в области прав человека оставался неудовлетворительным. По-прежнему жестко ограничивались политические и гражданские свободы. В июне власти арестовали бывшего активиста и бывшего политзаключенного Гульгельды Аннаниязова после того, как он якобы нелегально вернулся в страну, и на закрытом суде приговорили его к 11 годам тюремного заключения. Декабрьские парламентские выборы ни в коей мере не соответствовали международным стандартам. Правительство продолжало работу по пересмотру законов, в том числе конституции, для приведения их в соответствие с действующими международными договорами.
Правительство Узбекистана предпринимало шаги по решению проблем в области прав человека - таких, как права подсудимых, торговля людьми и детский труд в хлопководстве. Однако серьезные нарушения прав человека продолжались, а в правоохранительных органах по-прежнему систематически применялись пытки. Власти заставляли многих детей убирать хлопок, порой в неблагоприятных для жизни условиях. Правозащитники и журналисты, критиковавшие правительство, продолжали подвергаться преследованиям, произвольным арестам, политически мотивированному судебному преследованию и пыткам.

Западное полушарие

Правительство стран региона продолжали разбираться с прошлыми нарушениями прав человека, стремясь обеспечить справедливость пострадавшим и положить конец безнаказанности. В Колумбии ряд офицеров, занимавших командные должности, находились под следствием за грубые нарушения прав человека. Генеральная прокуратура расследовала действия 27 военных, в том числе трех генералов и четырех полковников, уволенных из Вооруженных сил в конце октября за предполагаемую причастность к убийству 11 молодых людей из Соучи под Боготой. Несколько расследований продолжалось в Чили и Аргентине, был вынесен ряд приговоров по делам, связанным с нарушениями в 1970-е и 1980-е годы. В Перу государство продолжало судебное преследование бывшего президента Фухимори и других бывших государственных должностных лиц за коррупцию и серьезные нарушения прав человека. Группы судмедэкспертов эксгумировали останки и начали идентифицировать тела сотен людей, насильственно увезенных или замученных и погребенных в тайных захоронениях в 1980-е и 1990-е годы. Работающая под руководством ООН Комиссия против безнаказанности в Гватемале продолжала расследование 15 громких дел о правах человека, связанных с убийствами женщин и водителей автобусов, торговлей людьми, нападениями и убийствами профсоюзных деятелей и правозащитников.
В целом избирательные учреждения по всему Западному полушарию сохраняли независимость и силу, которые они обрели в последние годы. Различные избирательные процессы, такие, как президентские выборы в Парагвае, первичные президентские выборы в Гондурасе, референдумы в Боливии и Эквадоре, были сочтены в целом свободными и честными. Однако были и исключения. В Никарагуа муниципальные выборы омрачились широко распространенными подлогами, запугиванием и насилием. В Венесуэле генеральный контролер объявил почти 300 (главным образом, оппозиционных) кандидатов в мэры и губернаторы не имеющими права баллотироваться вследствие административных нарушений.
В ряде случаев правительства использовали демократические процедуры, такие, как конституционные референдумы, для проведения политики, грозящей подорвать демократические свободы и институты, ослабить систему сдержек и противовесов или сосредоточить власть в исполнительной ветви. В Эквадоре принятая в 2008 году Конституция содержит нормы, обязывающие средства массовой информации предоставлять правительству бесплатное эфирное время. Это вызывает опасения, что пострадает свобода слова и печати. В Венесуэле принятие 26 "разрешительных" законов, часть из которых отражает в ряде аспектов неудавшийся конституционный референдум 2007 года, ввело в действие нормы, сокращающие круг полномочий выборных должностных лиц и способствующие централизации власти.
Возникали угрозы свободе печати. В Венесуэле независимые СМИ и журналисты продолжали подвергаться публичному преследованию и запугиванию со стороны высокопоставленных должностных лиц по государственным каналам, а независимая венесуэльская телекомпания "Глобовисьон" подверглась нападению сторонников правительства с применением слезоточивого газа. Правительство Никарагуа использовало административные, судебные и финансовые меры, чтобы подорвать осуществление свободы слова. Хотя правительство Боливии в целом соблюдало свободу печати, оно поддерживало антагонистические отношения с прессой. Несколько НПО утверждали, что президент Моралес и государственные должностные лица выступали с уничижительными заявлениями в отношении прессы, потворствуя насилию против журналистов и средств массовой информации, политизируя содержание государственных СМИ и пропагандируя законы, призванные ограничить деятельность независимых СМИ.
После недемократической передачи власти от Фиделя Кастро к его брату Раулю Куба оставалась единственным в полушарии тоталитарным государством.

Развитие ситуации в отдельных странах

В Боливии попытки правительства вынести спорную новую конституцию на общенациональный референдум, притязания оппозиции на более широкую региональную автономию и соперничающие потребности в государственном финансировании привели к серии силовых столкновений и крупномасштабных дорожных блокад. Пик насилия пришелся на сентябрь в департаменте Пандо, где погибло 13 человек, а губернатор подвергся длительному незаконному задержанию. В мае и июне восточные департаменты провели референдумы по вопросу об автономии, которые федеральное правительство отказалось признать и на которые международное сообщество отказалось прислать наблюдателей. Общенациональный референдум об отзыве в августе оставил большинство префектов (губернаторов) и президента Моралеса в должности, усилив позиции президентской партии "Движение к социализму" и ее попытки провести общенациональное голосование по новой конституции.
На фоне 44-летнего вооруженного конфликта с террористическими организациями правительство Колумбии продолжало попытки улучшить положение с правами человека, особенно в ходе реализации Закона о справедливости и мире - процесса, который помог прояснить приблизительно 164 тысячи преступлений и привел к реформированию системы военной юстиции. За первые 10 месяцев года число убийств сократилось по сравнению с 2007 годом на 6 процентов, а похищений - на 14 процентов, а расследования связей между политиками и военизированными группами выявили причастность 70 конгрессменов и 15 губернаторов, ряд которых подвергся тюремному заключению. Тем не менее, сохранялись многочисленные общественные проблемы и совершаемые органами власти нарушения прав человека, в том числе незаконные убийства, сотрудничество недисциплинированных военных с нелегальными вооруженными группами и преследование журналистов и правозащитных групп. Террористические организации, особенно Революционные вооруженные силы Колумбии и Национальная освободительная армия, совершали серьезные нарушения прав человека, в том числе политические и другие убийства, похищения, массовое насильственное перемещение людей, вербовку детей-солдат и нападения на правозащитников, учителей и профсоюзных деятелей.
На Кубе по сравнению с предыдущими годами усилилось подавление свободы слова и собраний. Усилилось и преследование диссидентов, в том числе избиение активистов сотрудниками спецслужб или организованными правительством толпами. Власти также стали чаще использовать кратковременные задержания и последующее освобождение без предъявления обвинений для запугивания активистов и предотвращения их организаторской деятельности. По меньшей мере, 219 политзаключенных оставались под стражей в плачевных и опасных для жизни условиях, включая избиения и отказ в медицинской помощи. Лица, освобожденные в течение года, отбыли свои сроки полностью. Правительство продолжало ограничивать доступ граждан к независимой информации и, в частности, стремилось ограничить доступ в интернет, несмотря на то, что гражданам впервые было разрешено владеть персональными компьютерами.
Гватемала прилагала усилия по улучшению положения с правами человека. Работающая под руководством ООН Комиссия против безнаказанности в Гватемале продолжала расследование громких дел о правах человека и расширила свои следственные возможности, создав новое прокурорское подразделение. Однако насилие и безнаказанность оставались широко распространенными. Сотрудники национальной полиции совершали незаконные убийства, и во многих случаях власти переводили отдельных полицейских на другую работу или увольняли их, вместо того чтобы расследовать их действия и предать предполагаемых преступников суду. В других случаях насилие становилось результатом деятельности банд, сексуальных посягательств, вымогательства, организованной преступности и торговли наркотиками. Профсоюзные деятели подвергались угрозам или уничтожались неизвестными нападавшими. Серьезной проблемой оставалась коррупция в органах власти, причем опросы общественного мнения свидетельствуют об отсутствии доверия почти ко всем государственным институтам.
Сандинистское правительство Никарагуа не допустило авторитетных международных наблюдателей на ноябрьские муниципальные выборы, которые омрачились массовыми подлогами, нарушениями и запугиванием. Страна продолжала страдать от неуважительного отношения к законности, системной коррупции и политизации судебной системы и других государственных органов. Правительство и другие структуры запугивали и преследовали журналистов и группы гражданского общества, которые не поддерживали официальную политику.
В Венесуэле сообщество НПО отметило подрыв демократических прав и прав человека с потенциально серьезными последствиями. В течение года Национальная ассамблея приняла 26 законов, которые содержат нормы, сокращающие круг полномочий выборных должностных лиц и способствующие централизации власти. Правительство навлекло на себя международную критику и обвинения в неконституционных действиях, объявив 272 кандидата на муниципальных и губернаторских выборах не имеющими права баллотироваться, большинство из них составляли оппозиционные кандидаты. Президент Чавес заявил о намерении провести 15 февраля 2009 года еще один конституционный референдум, чтобы вновь попытаться отменить ограничения на сроки полномочий президента и впервые - для всех выборных должностных лиц. Имели место многочисленные и существенные преграды и угрозы свободе слова, в том числе свободе СМИ. Государственные должностные лица публично травили и запугивали независимые СМИ и журналистов по государственным каналам. Правительство предъявило иск независимой венесуэльской телекомпании, утверждая, что она выступала за убийство президента Чавеса. Отдельные журналисты и информационные сети также обвинялись в разжигании насилия и дестабилизации власти после того, как они выступали с критикой правительства или призывами к оппозиционным действиям. Государственные учреждения и должностные лица и связанные с правительством СМИ пропагандировали антисемитизм в многочисленных антисемитских комментариях, которые распространились по всему обществу, приняв форму антисемитских высказываний, карикатур, вандализма и других нападений на еврейские учреждения.

Заключение

10 декабря 2008 года отмечалось шестидесятилетие принятия Всеобщей декларации прав человека Генеральной Ассамблеей ООН. За десятилетия после принятия Декларации на всех континентах достигнуты замечательные успехи в борьбе за права, перечисленные в этом документе. И все же, 60 лет спустя, сотням миллионам людей их правительства отказывают в основополагающих свободах.
Соединенные Штаты - страна, основанная на правах человека и верховенстве закона. Публикуя эти доклады, мы стремимся быть источником информации, надежды и помощи для людей в других странах, которых угнетают, заставляют молчать и оттесняют на обочину. Мы неизменно настроены работать на всех уровнях - национальном, региональном и глобальном - над тем, чтобы обеспечить защиту и соблюдение прав человека, закрепленных во Всеобщей декларации.

(source: www.america.gov)

Mon, 13 Jul 2009 08:09:29 -0500

"Защитники прав человека" склонны к слепоте

Пока правительство и народ различных национальностей Китая со скорбью мобилизуют все силы для ликвидации последствий землетрясение, прикладывая максим усилий для спасения каждой жизни, в Комиссии по иностранным делам нижней палаты парламента Великобритании проводится так называемое "Послушание по поводу прав человека в Китае", куда Далай-лама приглашен в качестве "свидетеля". Подобный поступок не только ущемляет чувство китайского народа, в то же время является иронией т. н. "прав человека", проповедуемых некоторыми западными силами.
После землетрясения в уезде Вэньчуань великий дух "Человек - основа всего", проявленный правительством и народом Китая, тронул весь мир. "Видимо, сегодняшний Китай все глубже осознает свои ответственности перед народом", комментировала Британская радиовещательная корпорация (БИ-БИ-СИ). А в опубликованной в американской газете "Лос-Анджелес Таймс" (Los Angeles Times) статье пишется, "Правительство, олицетворяющее все большую человеческую природу, старается оказывать народным массам духовное утешение и государственную поддержку". Большинство иностранных СМИ в своих репортажах и комментариях было едино в подтверждении "заботы и бережного отношения китайского правительства и народа к жизни людей".
Впрочем, закрывая на все это глаза, некоторые люди никогда не расставались с мыслью нападать на Китай под вывеской "прав человека". На протяжение длительного времени они постоянно отожествляют тибетский вопрос с т. н. "вопросом прав человека", рассчитывая, что таким образом они имеют право критиковать Китай вкось и вкривь с моральной командной высоты. На самом деле, подобные маневры давно уже превратились в "новое платье императора".
Тем более трудно понять, что на этот раз они даже пригласили Далай-ламу как свидетеля по поводу прав человека в Тибете. Всем известно, что в бывшем Тибете при единстве светской и религиозной власти и крепостническом режиме крепостные находились под жестокой эксплуатацией, у них даже не было обеспечено самое элементарное право на существование, не могло быть и речи о каких-либо правах человека. Многие иностранцы, в последние годы посещавшие Тибет или ездившие туда в качестве туристов, своими глазами увидели колоссальные перемены в Тибете. Немало людей искренне восхищались тем, что "положение с правами человека в Тибете никогда не было так благоприятно, как сегодня". Попросить Далай-ламу познакомить с общим положением с "правами человека в Китае", вправду можно назвать замечательнейшей иронией над британскими парламентариями, взявшими на себя роль "защитников прав человека".
В самом деле познакомиться с положением с правами человека в Китае вовсе не представляет какую-либо трудность. Если есть возможность, можете поехать на самый передний фронт, где ведется напряженная работа по ликвидации последствий землетрясения, походить, посмотреть, послушать истинные голоса упорно борющихся там простых китайцев, только они имеют право рассуждать о правах человека в Китае. В течение двадцати с лишним дней и ночей после 12 мая только благодаря концепции управления государством "Человек - основа всего" и государственной воли "Жизнь людей превыше всего" удалось превратить грандиозное землетрясение, обваливающее горы и развертывающее землю, в охватывающую всю страну крупномасштабную спасательную акцию, что представляет собой убедительную подлинную запись о положении с правами человека в Китае.
Факты обладают наибольшей убедительностью. Все прошедшее и происходящее в пострадавших от землетрясения районах без сомнения служит лучшим учебником по правам человека в Китае. Глупое упрямство, закрывающее перед человеком возможность увидеть подобные истинные картины дела, и холодное игнорирование единства мнения всего мира, только выявило укоренившиеся субъективные предрассудки некоторых людей, и их потрясающую склонную слепоту.
История и действительность неоднократно доказывали, что в течение больше ста лет темные замыслы о "независимости Тибета" ни под каким предлогом не удавались. Игнорирование истории, пренебрежение фактами, никогда не забывать обрушивать нападки на Китай по поводу т.н. "вопроса прав человека" только в большей степени выявляют для всего мира истинное лицо некоторых людей, считающих права человека игрой в бирюльки.
(source: russian.people.com.cn)

Thu, 11 Jun 2009 04:06:26 -0500

Права человека и ВИЧ

Нарушения прав человека, включая дискриминацию в отношении женщин и маргинализированных групп населения, таких как работники секс-бизнеса, потребители инъекционных наркотиков и мужчины, имеющие секс с мужчинами, усиливают опасность заражения ВИЧ и его последствия. Кроме того, ВИЧ часто сам порождает нарушения прав человека, например, усиление дискриминации и насилия. В последние десять лет критически важная необходимость усиления прав человека для эффективнх действий в ответ на эпидемию и преодоления ее последствий стала как никогда очевидной. Защита прав человека и развитие общественного здравоохранения взаимно укрепляют друг друга.
В нескольких странах до сих пор проводится политика, препятствующая доступу к связанным с ВИЧ мерам профилактики и ухода и их эффективности. В качестве примера можно назвать законы, признающие преступлением половые отношения между мужчинами по согласию, запрещающие доступ к презервативам и иглам для заключенных и использующие статус местожительства для ограничения доступа к услугам профилактики и лечения. В то же время законы, защищающие людей с ВИЧ от дискриминации, не принимаются, или не полностью осуществляются, или не применяются.
Реформирование законов и политики, основанных на глубоко укоренившемся в обществе отношении и нормах, например, гендерном неравенстве, требует совместных усилий во многих секторах. Законодательство, хотя оно и не в силах изменить отношения в обществе, является важным для рассмотрения случаев дискриминации. Критически важную роль должно играть гражданское общество, включая организации людей, живущих с ВИЧ, а также другие составляющие общества, например, полицию и систему правосудия. Международные организации и доноры также могут играть позитивную роль в деле поддержки участников этих усилий на местном и национальном уровне.
Защита прав человека, как уязвимых к инфекции, так и тех, кого она уже затронула, не только правое дело, но и помогает общественному здравоохранению противодействовать ВИЧ. В частности, становится также все более очевидно, что:
  • Национальные и местные ответные действия не принесут результата без полного вовлечения и участия тех, кого затронул ВИЧ, прежде всего людей, живущих с ВИЧ.
  • Для того чтобы женщины, молодежь и дети могли уберечься от инфекции и выдержать воздействие ВИЧ, их права должны быть защищены.
  • Для того чтобы действия в ответ на ВИЧ были эффективными, права человека в отношении маргинализированных групп населения (работников секс-бизнеса, людей, употребляющих инъекционные наркотики, мужчин, имеющих секс с мужчинами, заключенных) также должны соблюдаться и осуществляться.
  • Для эффективности действий в ответ на ВИЧ существенно важное значение имеет способствующая этому политика и законы.
    ЮНЭЙДС стремится оказывать государствам помощь, с тем чтобы они могли выполнять свои обязательства в области прав человека и обеспечить возможность отдельным лицам и общинам отстаивать свои права в контексте эпидемии ВИЧ.

Права человека и всеобщий доступ: Какие обязательства взяли на себя правительства?

Обеспечить: полное осуществление всех прав человека и основополагающих свобод людьми, живущими с ВИЧ, и лицами, относящимися к уязвимым группам населения; содействие доступу к просвещению и информации в связи с ВИЧ; полную защиту конфиденциальности и информированного согласия; активизацию усилий по обеспечению широкого круга профилактических программ, включая информацию, просвещение и коммуникацию, в направлении ослабления рискованых типов поведения и поощрения ответственного сексуального поведения, в том числе воздержания и верности; расширенный доступ к основным товарам, включая мужские и женские презервативы и стерильный инъекционный инструментарий; усилия по снижению вреда в связи с потреблением наркотиков; расширенный доступ к добровольному и конфиденциальному консультированию и тестированию; запасы безопасной крови; эффективное и на ранней стадии лечение инфекций, передающихся половым путем; разработку стратегий по борьбе со стигмой и социальной изоляцией в связи с эпидемией.

Политическая декларация по ВИЧ, 2006 год

Каким образом применяются некоторые из соответствующих прав?

Для того чтобы дать возможность отстаивать свои права тем, кому они принадлежат, защищать человеческое достоинство и предотвращать передачу ВИЧ, следует защищать следующие права, с тем чтобы люди начали стремиться к информации о ВИЧ, просвещению и средствам защиты и чтобы им оказывалась поддержка для отказа от рискованного поведения:
  • недискриминация: защита от дискриминации, если кто-то нуждается в помощи или является ВИЧ-позитивным;
  • право на неприкосновенность частной жизни: защита от обязательного тестирования; информация о ВИЧ статусе остается конфиденциальной;
  • право на свободу и свободу передвижения: защита от тюремного заключения, сегрегации или изоляции в специальной больничной палате;
  • право на просвещение/информацию: доступ ко всем видам просвещения и информации по вопросам профилактики ВИЧ и информации и просвещению по вопросам сексуального и репродуктивного здоровья;
  • право на здоровье: доступ ко всем медицинским профилактическим услугам, в том числе касающимся инфекций, передающихся половым путем, туберкулеза, добровольного консультирования и тестирования, а также мужских и женских презервативов.

Уязвимые группы населения

В зависимости от правовой и социальной обстановки и характера эпидемии в стране некоторые группы населения могут быть более уязвимы к инфекции и воздействию из-за своего правового статуса или недостаточной защиты прав человека, например, женщины, дети, меньшинства, коренное население, бедные, трудящиеся-мигранты, беженцы, работники секс-бизнеса, люди, употребляющие наркотики, мужчины, имеющие секс с мужчинами, и заключенные.
Эти группы должны иметь равный доступ к информации, просвещению и товарам для профилактики ВИЧ и к уходу, поддержке и антиретровирусному лечению в связи с ВИЧ; не должны быть объектом сексуального насилия или принуждения, где это применимо; и должны иметь возможность участвовать в разработке и осуществлении затрагивающей их политики по вопросам ВИЧ и СПИДа.
  • Недискриминация/равенство перед законом: такой же как у других доступ к услугам
  • Право на просвещение и здоровье: такой же доступ к просвещению и информации по вопросам профилактики ВИЧ и к медицинским услугам, включая услуги в связи с ИППП и презервативы
  • Свобода, личная безопасность и право не подвергаться жестокому, бесчеловечному и унижающему достоинство обращению: право не подвергаться насилию, включая сексуальное насилие, право не подвергаться обязательному тестированию
  • Право на участие в общественной жизни: участие в разработке и оусществлении политики по вопросам ВИЧ
Для тех, кто живет с ВИЧ, или затронут им иным образом, должны защищаться следующие права:
  • Недискриминация и равенство перед законом: право не подвергаться плохому обращению на основе состояния здоровья, т.е. ВИЧ статуса
  • Право на здоровье: право не быть лишенным медицинского ухода/лечения на основе ВИЧ статуса
  • Право на свободу и личную безопасность: право не подвергаться аресту и тюремному заключению на основе ВИЧ статуса
  • Право вступать в брак и создавать семью, независимо от ВИЧ статуса
  • Право на образование: право не быть исключенным из школы на основе ВИЧ статуса
  • Право на труд: право не быть уволенным на основе ВИЧ статуса
  • Право на социальное обеспечение, помощь и пособие: право не быть лишенным этих благ на основе ВИЧ статуса
  • Право на свободу передвижения, независимо от ВИЧ статуса
  • Право искать и получать убежище, независимо от ВИЧ статуса

Референс-группа ЮНЭЙДС по ВИЧ и правам человека

Референс-группа ЮНЭЙДС по ВИЧ и правам человека является независимым консультативным органом, созданным в 2002 году для консультирования Объединенной программы Организации Объединенных Наций по ВИЧ/СПИДу (ЮНЭЙДС) по всем вопросам, касающимся ВИЧ и прав человека. Мнения Референс-группы, в том числе содержащиеся в ее проблемных документах и заявлениях, не обязательно отражают мнения или позиции Секретариата ЮНЭЙДС или коспонсоров ЮНЭЙДС. Референс-группа консультирует ЮНЭЙДС относительно того, как она может усилить потенциал правительств, гражданского общества и частного сектора в целях защиты и поощрения прав человека в связи с ВИЧ, и того, как применять на практике права человека, гендер и принципы РУЛС (Расширение участия людей, живущих с ВИЧ) в рамках политики и технической поддержки ЮНЭЙДС.
(source: www.unaids.org)

© www.humanrights.liice.info 2009-2013. All rights reserved.