Human Rights Ice Права человекА {?}

LiIce :: Права человека. Получить код кнопки для установки на свой сайт.

HTML-код кнопки:

Wed, 23 Dec 2009 05:05:57 -0600

Ключевой шанс для прав человека

Центральноазиатская стратегия Евросоюза

Меморандум Хьюман Райтс Вотч (12 апреля 2007 г.)

Хьюман Райтс Вотч приветствует инициативу Евросоюза и председательствующей в ЕС Германии разработать общую стратегию в отношении Центральной Азии после многих лет, в течение которых Брюссель не уделял этому региону достаточного внимания.



Лейтмотивом этой стратегии должно стать обеспечение большего соблюдения правительствами центральноазиатских государств их международно-правовых обязательств в области прав человека. В настоящее время такого не наблюдается. В меморандуме приводится обоснование необходимости наличия в стратегии правозащитной составляющей с обозначением конкретных проблем и критериев прогресса. Приводится также краткий обзор проблем по ряду стран и предлагаются основные пути решения и критерии.

Права человека и центральноазиатская стратегия ЕС

Обеспечение соблюдения прав человека имеет принципиальное значение с точки зрения целей центральноазиатской стратегии, сформулированных Германией как страной-председателем, а также в проекте Евросоюза от января 2007 г. В проекте провозглашается, что конечная цель состоит в "формировании в Центральной Азии стабильных, независимых и процветающих стран, приверженных демократическим ценностям и принципам рыночной экономики". В качестве приоритетов называются содействие безопасности и стабильности, укрепление энергетической безопасности и развитие торговли и инвестиций.
Германия, как следует из недавних заявлений министра иностранных дел Штейнмейера, также считает, что стабильность должна быть одним из ключевых пунктов европейской стратегии. Хьюман Райтс Вотч убеждена, что стабильность невозможна без соблюдения прав человека и законности. Наибольшие шансы оставаться стабильными и не быть источником угрозы для региональной или международной безопасности имеют те страны, правительства которых соблюдают свои международные обязательства, ответственны перед народом и обеспечивают возможности выражения инакомыслия и публичной критики. Именно это было основной посылкой Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе и остается одним из основополагающих принципов ОБСЕ.
Из посвященного правам человека раздела последнего проекта стратегии ЕС следует, что правозащитные увязки, в особенности в отношениях с Узбекистаном и Туркменистаном, и публичное выражение правительствами стран-членов озабоченности по отдельным случаям препятствуют развитию отношений с Центральной Азией и не приносят ощутимых результатов.
На основании этого предлагается перенести акцент на образование и тренинги, структурированный диалог по правам человека и поддержку гражданского общества. При всей важности этих механизмов для поддержки прав человека в регионе сами по себе они не способны привести к ощутимому изменению ситуации.
Так, структурированный диалог по правам человека может быть эффективным в том случае, если по каждой стране Евросоюз сформулирует ясные содержательные цели и будет последовательно настаивать на их реализации на самом высоком уровне. Один только диалог не принесет результатов, если участвующее в нем правительство не будет предпринимать реальных шагов по решению обсуждаемых проблем и если процесс не будет предполагать дальнейших шагов.
Точно так же поддержка гражданского общества и неправительственных организаций, при всей ее важности для содействия правам человека и эффективности государственного управления, не будет достаточной для стран, правительства которых продолжают подавлять гражданское общество, иногда создавая невыносимые условия для деятельности НПО. Это может впоследствии негативно сказаться на европейских проектах в области образования и тренингов, когда в них будут участвовать НПО, уязвимые для давления со стороны властей.

Необходимость правозащитных критериев и обозначения приверженности на высоком уровне

Центральноазиатская стратегия Евросоюза должна как содержать ясные цели и критерии их достижения, так и предполагать наличие политической воли для постановки вопросов прав человека на политическом уровне, в том числе при необходимости - в форме публичных заявлений. Наличие целей и критериев в правозащитной области обеспечило бы стратегии четкую направленность и усилило бы ее потенциал с точки зрения возможности достижения конкретных позитивных результатов.
Более того, поскольку Евросоюз предполагает потратить на центральноазиатские программы значительные средства, следовало бы рассмотреть возможность увязки хотя бы части ассигнований с конкретными критериями, с тем чтобы те или иные вопросы сотрудничества или помощи зависели от соблюдения определенных условий в области прав человека.
Включение в центральноазиатскую стратегию целей и критериев прогресса в области прав человека соответствовало бы общей практике как самого Евросоюза, так и других европейских институтов. Так, при всех очевидных различиях между центральноазиатской стратегией и Политикой европейского соседства, разрабатываемые в рамках последней планы действий включают правозащитные цели и могли бы служить образцом для новой стратегии.
Было бы некорректно говорить о том, как утверждают некоторые в ЕС, что постановка вопросов прав человека на политическом уровне и обозначение соответствующих целей и критериев негативно сказываются на отношениях с Центральной Азией, не принося никаких результатов. Так, в случае с Туркменистаном контакты и сотрудничество продолжались и без временного торгового соглашения с Евросоюзом. При этом некоторые обещания реформ, заявленные новым туркменским руководством, имеют непосредственное отношение к критериям, которые Европарламент назвал в качестве условий заключения торгового соглашения.
Есть также мнение, что предъявление правительствам центральноазиатских стран тех или иных требований приведет к изоляции или подтолкнет их к дальнейшему сближению с Россией и Китаем. Такой подход представляется слишком упрощенным. Центральная Азия заинтересована в сотрудничестве с Евросоюзом. Правительства этих стран не настолько близоруки, чтобы иметь несбалансированную внешнюю политику и узкий круг партнеров. Некоторые государства, как Таджикистан и Киргизия, зависят от внешней помощи и нуждаются в финансовой поддержке со стороны ЕС - как прямой, так и через международные финансовые организации. Другие ищут поддержки Брюсселя по политическим соображениям, как в случае с Казахстаном, претендующим на председательство в ОБСЕ.
Главное, наличие критериев и отведение принципам прав человека должного места в европейской стратегии продемонстрировали бы правительствам и народам центральноазиатских государств серьезность европейской приверженности универсальным ценностям во внешней политике. Это помогло бы противостоять циничному представлению о том, что интересы Евросоюза в регионе ограничиваются исключительно энергоресурсами и борьбой с терроризмом. Стало бы ясно, что Брюсселю небезразлична и жизнь людей.

Конкретные шаги и критерии в области прав человека в Центральной Азии

В разных странах региона сложилась различная ситуация с правами человека. По каждой стране стратегия ЕС должна содержать специфически конкретные пошаговые требования с критериями измерения прогресса. Ниже приводится перечень таких рекомендаций, которые, разумеется, не могут считаться исчерпывающими. Эту часть стратегии Евросоюз должен определять с учетом мнения национальных гражданских институтов каждой страны.
Узбекистан: Вопиющая ситуация с правами человека в Узбекистане не является секретом для Евросоюза. Память о сотнях людей, расстрелянных правительственными войсками в Андижане в мае 2005 г., по-прежнему взывает к правосудию. Многие в ЕС признают, что несколько раундов экспертных встреч нисколько не приблизили решение вопроса об ответственности за совершенные в Андижане преступления и даже не дали ничего нового для прояснения многих все еще остающихся неясными обстоятельств событий. Это мнение разделяют и некоторые непосредственные участники переговоров. В лучшем случае, Ташкент в очередной раз изложил свою версию событий, но даже не приступил к расследованию массовых убийств.
Продолжаются репрессии против правозащитников, независимых журналистов, мирных политических активистов и т.д. Из-за репрессий и притеснений местные НПО и гражданские группы почти лишены возможности работать. После андижанских событий 13 правозащитников осуждены к лишению свободы и отбывают срок, еще двое в предварительном заключении ожидают суда. За решеткой находятся оппозиционный политик Санджар Умаров и другие диссиденты. Тысячи человек отбывают срок по делам об "экстремизме" за религиозные убеждения, практику или связи вне рамок санкционированного государством ислама. Не наблюдается заметных изменений ситуации с пытками, которые профильный спецдокладчик ООН признал "систематическими". По-прежнему отмечаются случаи, когда подсудимые заявляют о пытках.
Необходимые шаги/критерии прогресса:
  • Создать условия для функционирования гражданского общества, что необходимо не только для формирования подотчетного правительства, но и для того, чтобы предлагаемая европейская помощь НПО имела смысл. Для этого: освободить осужденных и задержанных правозащитников, зарегистрировать НПО и независимые СМИ и на деле показать, что правительство на протяжении достаточного времени дает им возможность работать без неоправданного вмешательства. Все это особенно важно с учетом предстоящих в 2007 г. президентских выборов.
  • Обеспечить правосудие и ответственность за андижанскую бойню, для чего потребуется по-настоящему независимое международное расследование и доступ представителей Евросоюза к ключевым задержанным в связи с андижанскими событиями, а также к информации о таких лицах, как предусмотрено в заключении Комитета ЕС по общим вопросам и внешним связям от ноября 2005 г.
  • Отменить уголовную ответственность за определенные виды религиозной деятельности и освободить лиц, осужденных исключительно по "религиозным" статьям.
  • Заявить о приверженности искоренению пыток, для чего необходимо выполнить рекомендации спецдокладчика ООН по пыткам и пойти на сотрудничество с другими тематическими механизмами ООН, в том числе предоставив доступ в страну всем, от кого имеется соответствующий запрос.
Киргизия: Нынешнее правительство Киргизии пришло к власти на обещаниях реформ, однако пока так и не сформулировало своей политики по правам человека и не заявило об их приоритетности. Разнонаправленные заявления и действия киргизских властей в отношении НПО за последние два года вызывают опасения, что в будущем не исключены попытки неоправданного регулирования или вмешательства в гражданский сектор. Для проведения существенных реформ в области прав человека правительству не достает ни возможностей, ни единства, ни политической воли.
Евросоюзом и ОБСЕ выделены значительные средства на реформу полиции. Нынешняя стадия программы включает подготовку в области прав человека, однако масштабы пыток и недозволенного обращения с задержанными и другие нарушения в системе уголовного судопроизводства диктуют необходимость расширения правозащитной составляющей реформы, а также более активного политического участия Евросоюза в этом вопросе.
Правительство реально никак не реагирует на эскалацию насилия в отношении женщин в форме семейного насилия и похищения невест для принудительного брака. Такая ситуация приводит к нарушению прав женщин, снижающему их социальный статус и, соответственно, тормозящему социальное развитие.
Правительство Киргизии приняло на своей территории сотни беженцев и лиц, ищущих убежища, из Узбекистана, однако не соблюдает в полной мере обязательств по их защите. Киргизские власти причастны к принудительному возвращению в Узбекистан по меньшей мере девяти беженцев и лиц, искавших убежища; их роль в исчезновении и возможном насильственном возвращении еще четверых остается неясной.
Необходимые шаги/критерии прогресса:
  • Привлечь к ответственности лиц, признанных виновными в недозволенном обращении с задержанными; пригласить в Киргизию спецдокладчика ООН по пыткам для выработки рекомендаций по их искоренению.
  • Продемонстрировать укрепление судебной власти, выполнив, в частности, соответствующие рекомендации ОБСЕ, а также рекомендации ОБСЕ в области судебного следствия, в том числе в части проверки всех заявлений о пытках.
  • Представить убедительные доказательства применения властями действующего законодательства о борьбе с семейным насилием и похищением невест для принудительного брака.
  • Безоговорочно продемонстрировать намерение защищать оставшихся беженцев и лиц, ищущих убежища, от принудительного возвращения, для чего, в частности, привлечь к ответственности чиновников, причастных к принудительному возвращению таких лиц, и обеспечить равное применение национального законодательства о беженцах.
Евросоюз должен также предусмотреть большее содействие неправительственным группам, оказывающим помощь жертвам насилия в отношении женщин.
Казахстан: В 2006 г. Казахстан последним из государств Центральной Азии ратифицировал Международный пакт о гражданских и политических правах, однако национальное законодательство еще не приведено в полное соответствие с этим инструментом. По сравнению с более репрессивными соседями, ситуация в Казахстане выглядит более благополучной, но отсутствие со стороны правительства проявлений приверженности реформам в области прав человека вызывает разочарование. Как и в ряде других государств региона, ни одни общенациональные выборы в Казахстане не соответствовали международным стандартам. Не стало исключением и переизбрание Н.Назарбаева в декабре 2005 г., после которого отмечается дальнейшее ужесточение государственного контроля над независимыми СМИ, происходит вмешательство в деятельность политической оппозиции (в частности, крупной оппозиционной партии отказано в регистрации), а также возбуждаются политически мотивированные иски против критиков правительства.
Стремление Казахстана получить в 2008 г. председательство в ОБСЕ дает Евросоюзу возможность требовать улучшения ситуации с правами человека накануне окончательного решения по этому вопросу в декабре 2007 г. Из-за публичной поддержки Германией заявки Казахстана без правозащитных увязок эта возможность была в значительной степени упущена, однако у Евросоюза еще есть время, чтобы сформулировать перечень критериев для получения Астаной председательства в ОБСЕ и включить его в центральноазиатскую стратегию.
Необходимые шаги/критерии прогресса:
  • Зарегистрировать оппозиционные партии и политические движения без неоправданных проволочек и осложнений.
  • Выполнить рекомендации ОБСЕ в области выборов.
  • Пересмотреть законодательство в области свободы выражения мнений и свободы собраний с точки зрения отмены уголовной ответственности за клевету.
  • Привести национальное законодательство в полное соответствие с Международным пактом о гражданских и политических правах.
  • Выполнить рекомендации ОБСЕ, касающиеся судебного следствия, в том числе в части проверки всех заявлений о пытках.
Туркменистан: Сапармурат Ниязов, правивший страной 21 год и умерший в декабре 2006 г., создал один из самых репрессивных режимов в мире. В настоящее время еще рано судить о готовности нового руководства во главе с Гурбангулы Бердымухаммедовым к решительному отказу от разрушительной политики Туркменбаши, равно как и о том, в какой мере будут выполнены обещания социально-экономических реформ.
Бердымухаммедов был избран на фактически безальтернативной основе в условиях, когда после стольких лет диктатуры в стране полностью отсутствовали предпосылки для свободных и справедливых выборов. Несмотря на звучавшие в предвыборный период со стороны правительства и кандидатов заявления о социально-экономических реформах,1 Бердымухаммедов неоднократно подчеркивал намерение сохранить преемственность курса Ниязова, что вызывает опасения в связи с возможностью сохранения некоторых худших аспектов прежнего режима. В политической области единственным признаком возможных реформ на сегодняшний день остается обещание нового президента облегчить доступ в интернет.
Необходимые шаги/критерии прогресса:
  • После 21-летней тирании Ниязова ситуация с правами человека в Туркменистане остается вопиюще неудовлетворительной во всех областях, будь то гражданские, политические, социальные или экономические права. Принятие центральноазиатской стратегии ЕС создает исключительную возможность увязать конкретные улучшения с развитием сотрудничества. Евросоюз должен сформулировать как краткосрочные, так и долгосрочные критерии. В краткосрочном плане имеется уже готовая позиция Европарламента от 4 октября 2006 г., которая и приводится ниже.
  • Освободить всех политзаключенных (аналогичный призыв содержится и заявлении ЕС от 16 февраля).
  • Разрешить Международному комитету Красного Креста беспрепятственно осуществлять деятельность на территории Туркменистана.
  • Вновь увязать систему образования с международными стандартами.
  • Отменить государственные ограничения на зарубежные поездки.
  • Обеспечить независимым НПО возможность работать без неоправданного государственного вмешательства.
  • Обеспечить ооновским и другим международным наблюдателям в области прав человека возможность свободно работать в стране для мониторинга прогресса по указанным направлениям.
Долгосрочные шаги/критерии:
  • Разрешить свободу выражения мнений и свободу информации, в том числе снять все ограничения на независимую журналистскую деятельность, включая доступ в страну для иностранных журналистов и обеспечение условий для их беспрепятственной работы.
  • Разрешить свободу религии.
  • Полностью восстановить систему образования.
  • Восстановить нормальную систему здравоохранения, отменив практику замены медработников в большинстве учреждений военнослужащими срочной службы.
  • Обеспечить формирование подлинного политического плюрализма, включая регистрацию альтернативных политических партий и создание условий для проведения в будущем выборов в соответствии с демократическими стандартами, установленными Копенгагенским документом СБСЕ. Представителям оппозиции должно быть разрешено вернуться из эмиграции и участвовать в политической жизни Туркменистана.
(source: www.hrw.org)

© www.humanrights.liice.info 2009-2013. All rights reserved.